$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


17 ноября 2015, 17:49

У нас социальные сети накалены, они просто пропитаны политикой, истерией, яростью (17.11.2015)

Share Music - Upload Audio - Особое мнение Е... 17 ноября 2015 года

Редактор интернет-журнала "Республика", блогер Евгения Балтатарова обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым последствия серии терактов в Париже, появление ещё одного заместителя председателя правительства Бурятии, избрание Анатолия Кушнарёва председателем парламентского комитета по экономике, акции протеста дальнобойщиков, скандал вокруг ЕГЭ в Бурятии, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я рад приветствовать сегодня Евгению Балтатарову, редактора интернет-журнала «Республика» и блогера. Добрый день, Женя!

Е. Балтатарова

- Привет!

И. Озеров

- Вновь наша неделя начинается, как мы вчера уже говорили с выражения соболезнования жертвам страшного теракта. В прошлый раз была страшная катастрофа российского, советского масштаба, самая крупная теперь во Франции, самый крупный теракт, очень много людей погибло. Мы выражаем соболезнования близким, родственникам, и друзьям погибших. Как ты считаешь, Жень, каким образом должна действовать Европа? Много копий вокруг политики на Ближнем Востоке, вокруг политики толерантности, приёма мигрантов - много копий об это сломано - что сейчас надо делать?

Е. Балтатарова

- Вспоминается известное ёмкое выражение Владимира Путина: «Теперь вы понимаете, что вы натворили?». Дестабилизация этого региона, в своё время, теми же силами европейских властей, американских властей, она привела к вакууму власти, некому. Был там, в своё время, насколько я помню, некий заслон из авторитарных, так скажем, держав - Саддам Хусейн…

И. Озеров

- Муаммар Каддафи.

Е. Балтатарова

- Муаммар Каддафи, сейчас этого нет, вроде бы, решили делать демократию, но, демократию не построили, а построили террористическое государство, никем не управляемое, а сейчас Европа, в принципе, и Россия тоже, мы пожинаем эти плоды.

И. Озеров

- То есть, ты считаешь, что лучше было бы, если бы оставались Хусейн и Каддафи?

Е. Балтатарова

- Есть разные мнения на этот счёт, но, всё-таки регион очень сложный, и действовать там, надо было, в любом случае, потоньше, я склоняюсь к этому мнению, такому срединному. Конечно, совсем уж оставлять без внимания, то, что там происходило, - нарушение прав человека - тоже нельзя было, но, при этом, так топорно, ты помнишь, как это происходило… Я не специалист, это, чисто моё, обывательское мнение. А то, что будет происходить сейчас – опыт подсказывает, что при каждой масштабной террористической атаке, всегда происходила какая-то ответная реакция, какие-то ответные военные действия. Я думаю, сейчас что-то будет, какая-то коалиция у нас, на сегодняшний день, создана, и она как-то, наверное, ответит.

И. Озеров

- Да, уже участились авиаудары, в том числе, по Сирии французы не бомбились, они были только в Ираке до этого момента, теперь уже…

Е. Балтатарова

- Да, в медийном плане, я думаю, это будет более… на это будет более обращено внимание, в плане того, что это ответный удар, месть, я не знаю, как 11 сентября было в Америке. Они зашли в Афганистан с лозунгом, что мы идём мстить, искать глав «Аль-Каиды» и так далее.

И. Озеров

- Слово «мщение», «мстить» не звучало, но, может быть, подразумевалось, как эмоция.

Е. Балтатарова

- Контекст был, потому что, реакция была очень быстрая. Ты помнишь, как быстро они всё, что нужно им, нашли, любые обоснования, закрыли все свои демократические прежние принципы, которые не давали им такого права - входить в чужую страну, объявлять войну целой стране, когда произошёл теракт. Вот такое получилось. Я думаю, сейчас будет то же самое. Ну, насколько хватит опыта и осторожности, знаний нашим лидерам? Я надеюсь, что всё будет, в этом плане, нормально, но, меня, как медийщика, конечно, больше интересуют такие вещи, которые происходят уже после некоей реакции общества - в интернете, в газетах, по телевизору.

И. Озеров

- Расскажи об этом.

Е. Балтатарова

- Вообще, с развитием интернета у нас очень многое переосмысливается. Это не первый теракт на свете, не первая волна сочувствия, какие-то акции в плане поддержки целой страны, но, нынче «Фейсбук» после трагедии в Париже предложил такую опцию, так скажем, что каждый пользователь «Фейсбука» может применить на своей аватарке полупрозрачный французский флаг. Человек применяет и все видят, что он поддерживает погибших во Франции. Россияне поддержали очень хорошо, я вижу буквально через каждого пользователя в моём аккаунте, моих друзей, через каждого они применяли эту аватарку. Потом пошла ответная волна, начали говорить… пока это не названо терактом, но, всё-таки, наверное, в скором времени будет названо…

И. Озеров

- Авиакатастрофа над Синаем.

Е. Балтатарова

- Да, авиакатастрофа над Синаем, и почему вы тогда не раскрашивали свои лица в цвета российского флага? Там, даже, был скандал с Мирославой Думой, это дочка сенатора бывшего, не помню, как его зовут, но, в общем, это известный персонаж в гламурных кругах, наших российских…

И. Озеров

- Именно эта девушка?

Е. Балтатарова

Да, эта девушка, она выразила соболезнования в своём аккаунте, она очень популярная в социальных сетях, она выразила соболезнование, на неё просто обрушился вал критики, почему она делает это ради французов, почему она не сделала это ради россиян? Ей пришлось срочно удалить этот пост про Францию, чтобы все немножко успокоились. Эта истерия, не знаю, что напоминает, какое-то бряцание собственными приоритетами и так далее…

И. Озеров

- Может быть, это… страшная трагедия, все взвинчены, плюс ещё геополитика – всё накладывается, одно на другое, или это троллинг, ты думаешь?

Е. Балтатарова

-Нет, это не троллинг, потому что, такое мнение разделяют очень много в социальных сетях. Те люди, которые публично выразили свою скорбь, солидарность с Францией - их начали осуждать наши патриоты - почему вы не поддерживали наших, а сейчас этих поддерживаете? Там очень всё просто – «Фейсбук» не предлагал в то время такую опцию, во-первых. Я думаю, что он не предлагал, потому что хотел, как-то, унизить россиян, а французы в приоритете. Я думаю, что, просто, трагедия российская ещё не названа терактом, и если бы она была бы названа, я думаю, что-нибудь в этом плане придумали бы. Это просто обстоятельства, а люди воспринимают всё очень политизировано, понимаешь, у нас настолько социальные сети накалены, они просто пропитаны политикой, истерией, яростью. Люди иногда просто не включают мозг, а транслируют радикальные мысли, напряжённость, хотя, на самом деле, яйца выеденного эти вещи не стоят. Даже у нас, в Бурятии, серьёзные возникают споры на этот счёт. Я считаю, что это немножко неправильно.

И. Озеров

- Я думаю, стоит об этом разговаривать всё равно, насчёт яйца – это немножко неправильно. Это важные, сложные проблемы, связанные с жизнью людей. А патриотам можно посоветовать – на встрече «двадцатки» наш президент востребован опять, с Обамой общается, с теми же французами общается – пожалуйста, мы опять дружим с Западом перед лицом террористической угрозы.

Е. Балтатарова

- Мне кажется, это единственный, наверное, может быть… не то, чтобы единственный, но, это один из правильных путей какой-то консолидации, в это время нужно нам сейчас разобщаться и это хорошо. Но, вообще, конечно, проблема патриотизма, не патриотизма, а ты выразил свою скорбь, а почему ты это не сделал? – какие-то такие вещи публичного выражения своих чувств…. Ну, кому какая разница? Если я так же скорблю, как и все остальное, но, я не считаю нужным напяливать на себя аватарки любые. Это чисто технические, какие-то, вопросы «Фейсбука», мне они не очень нравится, я не хочу это выставлять напоказ.

И. Озеров

- Это, скорее всего, и признак того, что не всё ладно - что у нас, что в европейских королевствах, говоря по-старинному, что, какие-то, на самом деле, проблемы, выхода из которых, пока, мы не видим, и из-за этого всё у нас…

Е. Балтатарова

- Ну да, ну, ещё, возможно…

И. Озеров

- …так обострено.

Е. Балтатарова

- …там всё наложилось – «Шарли Эбдо», они же французы, французский журнал. Я тебе говорила, когда случились эти теракты, опять начали говорить – вот, получили, - такие вещи.

И. Озеров

- Даже в нашем эфире, в нашей программе, мы обсуждали с несколькими гостями - у всех мнения разные, причём…

Е. Балтатарова

- Есть такое мнение - я его видела в интернете, и, в принципе, оно было ожидаемым.

И. Озеров

- Перейдём к нашим новостям, к местным. Сегодня сессия Народного Хурала работает, новости оттуда идут. Одна из новостей - Даба-Жалсан Чирипов к своей должности министра сельского хозяйства получил приставку «заместитель председателя правительства Республики Бурятия по агропромышленному комплексу и развитию сельских территорий». Седьмой, это, по-моему, вице-премьер, если я не ошибаюсь, одобрили его. Рассмотрение возможности учреждения такой должности подвергалось критике на фоне кризиса. Как ты считаешь, нужно ли было это делать, или достаточно нам министра сельского хозяйства, без приставки «вице-премьер»?

Е. Балтатарова

- Я тебе скажу больше - у нас скоро и восьмой зампред появится. Скоро зампредов станет больше, чем министров и глав агентств и всяких ведомств. Это, конечно, ситуация совсем уже смешная, почему, - потому что, мы на «Республике» рассматривали, вообще, вопрос…

И. Озеров

- Ты имеешь в виду интернет-журнал?

Е. Балтатарова

- Да, на нашем интернет-журнале «Республика» мы рассматривали вопрос, вообще, об эффективности структуры управления республикой, потому что, структура очень архаичная, досталась нам со времён, буквально, Потапова, со времён Потапова она не менялась – как мы вошли в демократию с Леонидом Васильевичем, так мы и ничего не меняли. На самом деле, модель, когда у нас глава совмещает в себе две должности - должность главы и должность председателя правительства, то есть, грубо говоря, премьера,- при этом, у него есть куча зампредов, куча министров – 50 на 50, примерно. Система неудобная, в плане управления, функционирования этой вертикали. Непонятно, кто там под чем. Если министра сельского хозяйства повысили до зампреда, получается – что он будет курировать. Зампреды являются кураторами неких областей, сфер…

И. Озеров

- Получается, что он сам себя будет курировать?



Е. Балтатарова: У нас скоро и восьмой зампред появится. Скоро зампредов станет больше, чем министров и глав агентств и всяких ведомств



Е. Балтатарова

- Да, получается, он будет, сам себя, будет курировать, во-первых, а, во-вторых, у нас не настолько развито сельское хозяйство, чтобы его туда… прямо так, выделять. Выделено это было, конечно, немножко, по другим причинам, скорее, по политическим, потому что, в своё время, министерство сельского хозяйства было под зампредом Александром Чепиком, под экономическим блоком. После дискредитации себя… ну, где у нас сейчас находится бывший министр сельского хозяйства - мы все знаем. Кроме этого, другие скандалы были. Это попытка вывести это ведомство из-под кураторства Александра Евгеньевича Чепика, и дать ему дополнительные полномочия - показать народу, насколько мы ценим сельское хозяйство, посмотрите, мы его даже в приоритет поставили! Но, ничего в области эффективности структурного управления это не добавляет. А сейчас, взять, к примеру, Иркутскую область - мне очень нравится, какую они используют структуру…

И. Озеров

- Это уже действия нового губернатора?

Е. Балтатарова

- Нет, приняли они это ещё при Ерощенко. Мне нравится, что вещи, которые принимаются при одном губернаторе, при другом они так же действуют.

И. Озеров

- Если они разумны.

Е. Балтатарова

- Да, они разумны, они понимаются и коммунистами, и единороссами, нет завязки на личности. Реформы, управления структурами, они идут вне зависимости от того, как часто меняется руководитель. А они у них очень часто меняется – раз в два года, раз в два с половиной года, поэтому, конечно, область бы давно скатилась в унылое кое-что, если бы они каждый раз что-нибудь новое провозглашали. Поэтому, они сделали очень круто – ещё при Ерощенко они разделили должность руководителя республики (оговорка – области – ред.) и председателя правительства. Он, получается, в ранге зама, но, при этом, он – председатель правительства, он полностью…

И. Озеров

- Отвечает за исполнительную власть.

Е. Балтатарова

- Да, берёт на себя полностью это всё хозяйство, чтобы всё работало, чтобы, ЖКХ обогревало, вывозило мусор, и так далее, другие министерства так, и так. И у него там, буквально, всего два заместителя, они, можно сказать, в ранге зампреда – вице-премьер, так скажем. Остальные все министры, которые напрямую подчиняются премьеру, но, в какой-то мере, в постоянном контакте находятся с замами.

И. Озеров

- С замами чьими?

Е. Балтатарова

- С замами премьер-министра – зампреды, грубо говоря. Зампреды не имеют, так скажем, функции управленческой, они, просто, видимо, как-то…

И. Озеров

- Координируют, консультируют.

Е. Балтатарова

- Координируют действия, консультируют, а, всё-таки, решения принимает премьер. Сейчас эту должность занимает Александр Битаров, который двигал… был в команде Левченко, и, можно сказать, победа Левченко была заслужена Битаровым, потому что, этот человек, он очень крутой, с большим опытом государственного управления, он дважды был заместителем прежних глав Иркутской области, и, во многом, он принёс победу. Поэтому, очень было логично, что Левченко выступает, как лицо региона, он формирует, так скажем, некую концептуальную часть – она, конечно, красноватенькая, потому что, он, всё-таки. КПРФ, но, при этом…

И. Озеров

- Не убежал в «Единую Россию» - остался коммунистом.

Е. Балтатарова

- Ему не нужно убегать, потому что, у него есть прекрасный Александр Битаров, с «Единой Россией» у него очень хорошие отношения, хотя, он уже давно не входит в неё но, при этом, он на себя взял работу с Заксобранием, с теми видными единороссами в регионе, которые есть, а, Левченко, при этом, очень такой, народный глава…

И. Озеров

- Губернатор.

Е. Балтатарова

- Да, губернатор, всё время у меня путается. У нас тоже можно было…

И. Озеров

- Скажи, нашу архаику – как ты предлагаешь?

Е. Балтатарова

- Эту архаику можно было бы также… Я думаю, рано или поздно, всё равно это случится, потому что иного выхода нет.

И. Озеров

- Ты имеешь в виду появление должности председателя правительства?

Е. Балтатарова

- Разделение, она есть, но, её, просто, надо разделить, и я думаю, у нас есть человек, который номинально занимает сейчас эту должность, потому что, она очень логична, понимаешь? Этот человек, который занимает, он официально является главой администрации, но, глава администрации - там немного другие полномочия. Вице-премьер, раз уж он исполняет эти функции – формирует внутреннюю политику региона, отвечает за формирование правительства, за формирование глав муниципальных образований, за взаимодействие с Хуралом, мэрией и так далее. Но, этот человек должен выбираться, его должность должна быть представлена в Хурале, все должны знать, кто является вторым человеком в регионе, и насколько соблюдается все паритеты, которые были озвучены, в том числе, и национальные. Я, конечно, этого очень не люблю, но, раз уж заявили - будьте добры, исполняйте. А человек является, так скажем, не той национальности, о которой заявляли, вообще, в правительстве, что должен быть паритет. И вообще, по своему функционалу, получается, серый кардинал, но надо выводить, конечно, из тени – это моё мнение.

И. Озеров

- Мы говорим о ком сейчас? Давай радиослушателям поясним.

Е. Балтатарова

- Я думаю, все догадались – О Петре Носкове.

И. Озеров

- Понятно, но, может, кто-то не знает, кто у нас возглавляет администрацию.

Е. Балтатарова

- Пока структура не будет логичной… всех зампредов надо возвращать в их родные стихи, оставив всего двух человек - по экономике и по социалке, - этого будет достаточно. Всё остальное - у нас есть зампред по инфраструктуре, у нас есть зампред… - на каждый случай жизни у нас есть зампред. Но, зампреды – это, так скажем, свадебные генералы, будем уж откровенны, которые, в принципе, прямой работой, прямыми исполнительскими функциями не занимаются, этим занимаются наши трудяги-министры, и, конечно, большое им спасибо, что у нас ещё ничего не развалилось, несмотря на такие, тяжёлые условия. А структуру надо менять, и её поменяют, потому что иного выхода нет, недовольство граждан растёт, недовольство Кремля растёт, потому что все индикаторы, которые есть, они из-за этой архаичной структуры не выполняются, не довыполняются. Ну, и раздутый штат, естественно – это все мы знаем, сколько у нас тратится на правительство, некоторые должности, они, конечно… Сейчас Александр Чепик – конечно, он очень умный, очень эффективный управленец, но, будучи сейчас… То есть, у него отобрали всё, что только можно. У него забрали агентство лесного хозяйства, у него забрали минпромторг, у него забрали министерство, и в итоге у него осталось только минэкономики с Татьяной Думновой, и пара-тройка подведомственных организаций, которые к минимуществу относятся, и к минэкономики - это корпорация развития Бурятии, что-то, гарантийный фонд, ещё какие-то… всё – зампред, который курирует одно министерство - это так же смешно как зампред, который курирует сельское хозяйство, и, сам по себе, является министерством сельского хозяйства. Это уже совсем всё, так запутано. Конечно, надо менять.

И. Озеров

- Как ты думаешь, когда это изменение может произойти? Логично было бы после выборов, или перед выборами?

Е. Балтатарова

- Перед выборами было бы очень логично, либо это должно прозвучать, как обещание, сделать сразу после выборов. Потому что, иначе, этот кризис политический, который, на сегодняшний день есть, а он не закончился, он не закончится. Необходимы структурные преобразования. Я, всё-таки, думаю, что у нас умные люди сидят в правительстве, и, рано или поздно, к этому придут. Дело не в личностях – Наговицын - не Наговицын, Мархаев – не Мархаев, дело в структуре. Нужно, чтобы была эффективная политика, эффективное взаимодействие всех ветвей власти, нужно делать очень логичную и простую структуру. Опыт соседних регионов прекрасный, - пожалуйста.

И. Озеров

- Мы прервёмся на пару минут - оставайтесь на «Эхе».

(реклама)



Е. Балтатарова: Дело не в личностях – Наговицын - не Наговицын, Мархаев – не Мархаев, дело в структуре. Нужно, чтобы была эффективная политика, эффективное взаимодействие всех ветвей власти



И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение», мы продолжаем наш разговор с Евгенией Балтатаровой. Пару слов и о структуре Народного Хурала тоже, раз у нас пошла такая пьянка.

Е. Балтатарова

(смеётся) – Ну, давай поговорим. Формирование комитетов у нас идёт очень странно, очень натужно. Сперва проталкивали спикера очень тяжело, потом вице-спикера, сейчас мы назначаем глав комитетов, но, на каждом этапе я не вижу логики, честно говоря. Начиная от Цырена Эрдынеевича Доржиева, и, заканчивая Кушнарёвым. Я не думаю, что это структура продержится долго, эти люди будут, прямо уж… до конца своего срока досидят, потому что, год заканчивается сложно, начинаться он будет ещё сложнее, следующий год, и я думаю, что политические волнения не окончатся, и, возможно, у нас поменяется…

И. Озеров

- Кадровая чехарда продолжится.

Е. Балтатарова

- …у нас поменяется… Понимаешь, это очень логично, это даже, со времён, не знаю… я была маленькая, смотрела, как у Ельцина менялись премьеры, с частотой раз в неделю. Почему, потому что, ушёл очень серьёзный премьер, который был, насколько помню, Черномырдин, да?

И. Озеров

- Был Черномырдин, был Примаков…

Е. Балтатарова

- После какого-то, очень стабильного политика…

И. Озеров

- …был Степашин недолгое время, был… киндер-сюрприз который…

Е. Балтатарова

- …молодой. Он уже сейчас немолодой.

И. Озеров

- …да, да, сейчас Росатом… Сергей Кириенко.

Е. Балтатарова

- Да, Кириенко. Я тогда, действительно, была маленькая, достаточно, но, не могу всей этой картины помнить, но, интуитивно понимаю, что при любой дестабилизации у стабильной системы… Гершевич – это была стабильная система взаимодействия с администрацией, с Наговицыным, и так далее. Сейчас она дестабилизировалась, и, понимаешь, удержаться, прямо, когтями, и, так же, продолжить эту традицию трудно, потому что, Хурал, он как растревоженный улей сегодня. Сегодня идёт сессия…

И. Озеров

- Вся страна, можно сказать, как растревоженный улей.

Е. Балтатарова

- Ну, да, просто, у нас тоже свои процессы идут, они, просто, наложилось всё. Сейчас, в эти часы идёт сессия Хурала, и там очень неспокойно - там Баданов жжёт, говорят, я не слежу, честно говоря. До стабилизации очень далеко, и Цырен Эрдынеевич – он, наверное, не первый спикер Хурала, который будет у нас в этом году.

И. Озеров

- Не последний, ты хотела сказать?

Е. Балтатарова

- То есть, не последний, да.

И. Озеров

- Депутаты сами говорят, сегодня фраза, что нынешний наш созыв запомнится делёжкой портфелей, очень активной.



 Е. Балтатарова: Гершевич – это была стабильная система взаимодействия с администрацией, с Наговицыным, и так далее. Сейчас она дестабилизировалась, и, понимаешь, удержаться, прямо, когтями, и, так же, продолжить эту традицию трудно



Е. Балтатарова

- Да, чехардой кадровой, и что теперь?

И. Озеров

- На фоне, может быть, не очень позитивных новостей, на днях пришла новость о том, что федеральный бюджет, возможно, будет дотировать тариф на электроэнергию в Бурятии. Об этом был разговор у главы Бурятии Наговицына с Дворковичем, с вице-премьером российским. Там речь шла о том, что Дальнему Востоку сейчас дано указание президента дотировать «прямым рублём» электроэнергию, у них там тоже цены не очень-то низкие, скажем так. Республика пытается таким образом, - там и социальным норма потребления включается, - и, в том числе, вот этот вариант. Как ты считаешь, это можно пристегнуть уже к началу предвыборной кампании, или это просто такая, рутинная, повседневная работа, или это нам свезло, или может свезти, - так, постучим по дереву.

Е. Балтатарова

- Моё субъективное мнение, касаемое Дальнего Востока – надо, просто, посмотреть, какие на Дальнем Востоке регионы - это Якутия, это Приморские регионы, где, всё-таки, как-то, развита промышленность – добывающая, рыбная отрасль, и так далее. Там, дотирование электричества, оно оправдано, потому что, за счёт крупных предприятий, которые будут в большом объёме потреблять электричество, можно снизить его для обычных граждан, так скажем.

И. Озеров

- Как в Иркутской области.

Е. Балтатарова

- Да, как в Иркутской области. Бурятия же, в этом плане, это совершенно другой регион. Даже мы с Якутией не можем сравниться по объёмам промышленности, добыче полезных ископаемых, и так далее. Поэтому, это очень большой запрос, и так, быстренько, пристёгивать нас к Дальнему Востоку, я бы не стала.

И. Озеров

- Может быть, это и даст толчок развитию нашей промышленности – мы, поэтому, и барахтаемся где-то внизу всё время.

Е. Балтатарова

- Там рассматривается не такая… ты говоришь о взаимосвязи – «дали, и мы развились», а, там говорят – «вы развивайтесь, мы дадим», - немножко, обратная вещь. Почему столько лет у нас нет дешёвой электроэнергии – именно из-за этого. Кроме этого, дряхлые сети, уже не говорю про то, что у нас протяжённость сетей очень большая, об этом очень много писали, что у нас в своё время было очень много чабанских стоянок, и при… не при Модогоеве, а после него… при Саганове.

И. Озеров

- Саганов не был главой, он был председателем правительства.

Е. Балтатарова

- А, то есть, у нас была система «премьер…

И. Озеров

- Конечно.

Е. Балтатарова

- А, ну вот… (смеётся). Видишь, как хорошо всё было. Вот, и тогда, при Саганове, там было такое политическое решение… Ну, в Советском Союзе всё было очень просто, так скажем, рыночной экономики не было, поэтому до каждой стоянки выделялась отдельная линия, эта разветвлённая сеть, конечно, её потом разворовали в девяностых, но, конечно, в любом случае, очень многое осталось, по протяжённости, по статистике…

И. Озеров

- Саганов – это уже не Советский Союз, я напомню, это 90-е годы, до этого, там, вообще, был первый секретарь обкома КПСС, и всё было тоже немножко по-другому.

Е. Балтатарова

- Понятно, и в связи с этим, тоже, есть трудности свои, почитайте на «Республике», мы очень хорошо написали про электроэнергию.

И. Озеров

- То есть, ты считаешь, что Бурятия недостойна понижения тарифов?

Е. Балтатарова

- Она не то, чтобы, не достойна, тот же Дворкович, говоря, что я займусь, я, правда, не видела этой статьи, не могу утверждать, но, я примерно представляю, какой был разговор, потому что, с этим разговором наши власти постоянно подходит то к Путину, то к Медведеву, то ещё к кому-то, и каждый что-то говорит, и каждый раз по-разному. Я помню, один раз Наговицына очень конкретно осадили, сказав, что у нас не уравниловка, у нас рыночные отношения, не Советский Союз, и вы, почему такие вопросы задаёте? Конечно, был шокирующий ответ, уже не помню, от кого-то из правительства. Поэтому, этот вопрос, достаточно риторический, но, посмотрим - если там нашли какой-то выход обойти эти рыночные механизмы, если они просчитали, что им будет не так уж тяжело выделить эти деньги, дотировать - может быть, всё возможно, хотя, я очень сомневаюсь - в кризис…

И. Озеров

- Да, мы тоже об этом говорили - что мешало это сделать тогда, когда всё было более или менее.

Е. Балтатарова

- А до выборов очень далеко, я не думаю… до выборов президента России.



Е. Балтатарова: Я помню, один раз Наговицына очень конкретно осадили, сказав, что у нас не уравниловка, у нас рыночные отношения, не Советский Союз, и вы, почему такие вопросы задаёте?





И. Озеров

- Нет, я имел в виду выборы главы Бурятии.

Е. Балтатарова

- Дворкович не будет лоббировать выборы главы Бурятии. Это не тот…

И. Озеров

- Дворкович-то не будет – Наговицын будет.

Е. Балтатарова

- Нет, чтобы добиться согласия, это же уже лоббирование, если он согласится. Нет, я думаю, что, если бы это было бы возможно, но, только из-за выборов президента. До них ещё далеко - 2018 год, поэтому…

И. Озеров

- Ну, хорошо. Значит, хорошо наши работают, молодцы – лоббируют, чего-то добиваются. Ещё один вопрос, связанный с кризисом напрямую, я думаю. Дальнобойщики Бурятии продолжают… буквально вчера вступило в силу решение о сборе платы с большегрузов…

Е. Балтатарова

- Система «Платон».

И. Озеров

- Да, система «Платон», которую сейчас дальнобойщики поминают недобрым словом. Несмотря на то, что пошло правительство на уступки – и снизило плату, и отсрочило почти для всей России взимание штрафов, до первого мая отложило, тем не менее, дальнобойщики, в том числе в Бурятии говорят… «Номер Один» написала материал, что некоторые не вышли на работу. Есть информация - американские водители, россияне, которые работают в Америке, говорят - у нас все эти платежи, возможные, они вложены в бензин, в стоимость топлива, и, тоже, топливо дешевле, чем в нефтедобывающей России. За последнее время это одна из немногих, если не единственная, организованная…

Е. Балтатарова

- Акция.

И. Озеров

- …на уровне добротного профсоюза акция водителей-дальнобойщиков по всей России. Как ты думаешь, будут ещё такие подобные акции в других отраслях, или всё это сейчас уляжется тихо, и пойдёт дальше само собой, просто всё подорожает?

Е. Балтатарова

- Я не знаю, насколько в других сферах, будут ли такие серьёзные решения. Мы понимаем, из-за чего это всё делается – в бюджете не хватает денег. Все автолюбители на себе это уже давно почувствовали, - как с прошлого года начались эти конкретные оштрафования - если раньше как-то можно было проехать, сейчас всех останавливают и очень серьёзно прикапываются.

И. Озеров

- Камеры очень работают хорошо.

Е. Балтатарова

- Камеры работают хорошо, - на ГИБДД легло, то есть, на всю нашу дорожную отрасль легло бремя взимания налогов, штрафов, пополнения казны. Поэтому, это решение одно из антикризисных, но, оно, немножко, конечно, не до конца продумано. Насколько я читала, с крупными компаниями, с транспортными уже есть некие соглашения - те компании, которые имеют 50 и больше автомобилей, больших, больше 12 тонн грузовиков. И, якобы, они зарегистрировались в этой системе, и они готовы платить, то есть, их работодатели готовы платить. Конечно, это всё ляжет в стоимость наших тарифов, в стоимость продуктов, и так далее. А бастуют, в основном, одиночки-частники, которые…

И. Озеров

- Вот, не скажи – в данном случае, тоже, - я не буду называть, чтобы не рекламировать, но, я знаю, что одним из активных участников акции у нас здесь, была, именно, самая крупная транспортная частная компания. Они потихонечку развивались, развивались…

Е. Балтатарова

- Это наша, местная, да?

И. Озеров

- Местная, да, улан-удэнская. Она работает на Китай, на Монголию, на всю Россию – не знаю, только в Калининград, наверное, не ездит, везде они, практически, присутствуют. Очень оборотистые, эффективные ребята, но, они в кредитах, они берут новые машины по кредитам, а то, что предложили с этим тарифом – это, фактически, удвоение их фонда заработной платы. Там ежемесячный платеж - речь идёт о сотнях тысяч. Они говорят – нам сложно, нам очень сложно. Ну, естественно, я думаю, если речь идёт об удвоении фонда заработной платы, это хоть кому - хоть крупной компании, хоть мелкой - будет сложно. Я не знаю, может быть, там оптовые скидки на уровне федеральных, совсем уже больших - не знаю.

Е. Балтатарова

- Ну, наверное. Ну, слушай, история очень сложная, она, ещё, чем осложняется, что оператор это системы «Платон» - «РТ-Инвест Транспортные системы», по-моему, называется. Её учредителями является сыновья, так скажем, крупных чиновников в правительстве России… (на самом деле речь идёт об Аркадии Ротенберге, бизнесмене, миллиардере, близком друге Владимира Путина, и его сыне - Игоре Ротенберге).

И. Озеров

- Как всегда.

Е. Балтатарова

- …имена очень известные, очень громкие, там ничего не скроешь. Люди в своих возмущённых чувствах ещё получили подогрев в виде этого дела. Я не знаю, но, обычно такие схемы продумываются заранее – тут, прямо, всё на поверхности (смеётся).

И. Озеров

- У нас же по телевизору всё хорошо – чиновники смотрят – всё нормально, всё в порядке.

Е. Балтатарова

- Касаемо выходных данных, учредительных, и так далее, документов – обычно, всё делается по-другому. Мой опыт антикоррупционной деятельности мне подсказывает, что что-то здесь, немножечко, не то. Вообще, история подогрета для отвлечения внимания от чего-то. Возможно, повышение цен, оно заранее планировалось, и просто сейчас спихнут на этих перевозчиков – что, вот, они виноваты, они подняли цену – я не знаю.

И. Озеров

- Ну, сейчас, мне кажется, так сложно будет – если так всё явно и обсуждается, и видно. 

Е. Балтатарова

- Давай посмотрим, сейчас очень трудно сказать. Конечно, это ударит по бизнесу очень сильно, но мы не знаем… очень легко принимать решение эти хорошие, эти плохие. Это то же самое, что с нашими маршрутами. У нас маршрутчики каждый раз говорят – у нас 80 рублей оправданный тариф. Батюшки мои, где ж вы видели, чтобы кто-то ездил по 80 рублей – да, я легче на такси поеду. Опять же, нужно посмотреть, сколько вы, вообще, зарабатываете. Они говорят – у нас там кредиты, у нас там то, сё. Но, это, извините меня, бизнес - если вы не можете этим заниматься – идите в другую сферу. А если же вы этим занимаетесь - значит это выгодно, понимаешь? Плюс, не считая, сколько они платят за «крышу», за прочие расходы. Бизнес…

И. Озеров

- Крыша – ты имеешь в виду в криминальном смысле?

Е. Балтатарова

- Конечно, у нас все маршрутки под «крышей». Это такие вещи, понимаешь, которые… вроде бы, на поверхности, они бедные-несчастные, а, немножко копни поглубже – оказывается, всё очень рентабельно и всё нормально, принимая во внимание качество обслуживания - и то, и другое. Поэтому, нужно, погрузиться в эту сферу, посмотреть, насколько там рентабельно-нерентабельно, и, вообще, оправдано ли говорить сейчас о каком-то, социальном возмущении, или, просто, они не хотят терять прибыль. Дороги же, тоже надо сохранять. Я считаю, что…

И. Озеров

- Так вот, они-то и говорят - вы постройте сначала хорошие дороге, чтобы было за что платить-то, а то на плохих дорогах мы машины оставляем свои, и никто нам это не компенсирует.

Е. Балтатарова

- Извини меня, но, строят же дороги! В Иркутской области посмотри, какие хорошие дороги. И в Бурятии стали хорошие дороги строить. Их же надо сохранять, а эти крупные автомобили они тоже большую нагрузку…

И. Озеров

- По идее, и под них рассчитывают дороги, под их нагрузочку тоже. Ну, это, ладно, сложная проблема.

Е. Балтатарова

- Это сложная проблема, когда, знаешь, говорят – а вы сперва дайте, а потом… Это вопрос – кто кому чего должен (смеётся).

И. Озеров

- Есть транспортный налог, есть довольно высокие, растущие цены на топливо, и есть растущее ОСАГО… Лысый чёрт во всех этих вещах, плюс, на фоне кризиса. Хорошо, давай перейдём от сложных экономических проблем к образованию, - не менее сложному. Алдар Дамдинов, министр образования и науки Республики Бурятия, объявил о том, что, по итогам проверки работ ЕГЭ, последних, 15-ти выпускникам, уже студентам, уже поступившим, грозит лишение возможности учиться в высшем учебном заведении, лишение аттестата о среднем образовании, за списывание. Как ты эту новость оцениваешь, и саму систему ЕГЭ тоже, как оцениваешь? Ты, кстати, её не зацепила?

Е. Балтатарова

- Нет, я не настолько молода (смеётся). Лет через шесть, через семь после моего выпуска внедрили. Ну, вообще, я, когда прочитала эту новость, мне стало очень жалко детей. Возник вопрос - почему именно сейчас? Нельзя было наказать детей сразу после того, как они пронесли эти телефоны, чтобы у них какой-то вариант был - они не стали бы поступать, они пошли бы на работу, год бы отработали, потом подготовились, и так далее. Не знаю, почему именно сейчас, спустя два месяца, потому что, в сентябре, по-моему, была эта аттестация по ЕГЭ. Это вопрос, конечно, к министерству образования – может быть, апелляция была, ещё что-то, надо выяснить. А к самому ЕГЭ… ну, как, эта система существует, она помогает поступать людям. Я не поступала по этой системе, честно говоря, ничего не могу сказать. Есть, наверное, специалисты, которые могут…

И. Озеров

- То, что она помогает поступать ребятам из каких-то дальних населённых пунктов…

Е. Балтатарова

- Да, то, что она даёт некие, как бы…

И. Озеров

- …уравнивает возможности.

Е. Балтатарова

Да, я была на БЭФах, ой, на БОФах, образовательных…

И. Озеров

- Байкальский образовательный форум.

Е. Балтатарова

- И я очень много слышала от преподавателей, что… ну, естественно, хорошие отзывы всегда, в том числе, Адамский говорил о неких социальных лифтах, которые открывает ЕГЭ, помогает детям из неблагополучных семей, или из удалённых районов, получать образование, и получать в этой жизни какой-то шанс. Но, обучение на бюджетной основе, это ещё не всё - нужно на что-то жить, содержатся, и так далее. Поэтому, в этом плане, с социальными лифтами всё не так однозначно, нужно же всю инфраструктуру под какие-то стандарты подводить, чтобы, если уж вы берёте талантливого человека, чтобы «от» и «до» - начиная с того, что он будет кушать, что он будет одевать, где-то подработки. Поэтому, одно ЕГЭ… ну, может, это первая ступень, не знаю, - мы когда-нибудь дойдём до уровня западных образовательных систем, где даются равные возможности для всех, а уж, кто ими воспользуется, - тот воспользуется, кто может своим терпением, старанием, трудом или талантом... Да, наверное, это хорошая система, с этой точки зрения.

И. Озеров

- А ты как считаешь, эта система легче, или то, что мы с тобой проходили?

Е. Балтатарова

- Мы писали экзамены…

И. Озеров

- Много-много выпускных экзаменов, потом вступительных экзаменов.

Е. Балтатарова

- Потом вступительные были, да. Мне мой диплом, вообще, ни на один день не пригодился, поэтому мне трудно сказать – да, может быть, я получила классическое гуманитарное образование и могу сейчас складно говорить, имею какой-то бэкграунд интеллектуальный. Сложно сказать - я училась не в самых лучших университетах, у меня не было, как бы… Моя карьера пошла не от хорошего диплома, а просто, от каких-то, личных увлечений, заинтересованности в каких-то вещах. Поэтому, я, честно говоря, образование особо не ценю. Может, это неправильно…

И. Озеров

- Я думаю, что, всё равно, сыграло свою роль, с годами смотришь. Как говорил мой, один из преподавателей, к сожалению, уже нет его с нами, он говорил - высшее образование - это возможность пообщаться с умными людьми, прежде всего. Не сумма знаний, а посмотреть, как интеллигентные, умные образованные люди… имея в виду и себя, конечно (смеются), он очень весёлый, юморной человек был. Я думаю, что, всё равно, это, играет, конечно, роль. Очень много людей, которые… для нас это, может быть, непонятно - мы получили высшее образование давным-давно, и ладно. Некоторые, прямо, жалеют и жалеют, некоторые уже в таком, солидном возрасте.... 

Е. Балтатарова

- Что не окончили?

И. Озеров

- У меня знакомый есть – учился, в армию сходил, не восстановился, пошёл работать, а сейчас, буквально, вместе со своей дочкой, на заочном отделении, ещё некоторые преподаватели его помнят, восстановился, учится, и говорит - это так интересно!

Е. Балтатарова

- Я сейчас веду курсы по практической журналистике во ВСГУТУ для студентов, я туда прихожу два раза в неделю, и просто, этой атмосферой - знаний, интеллектуальности, молодости – прямо, подпитываешься, и выходишь оттуда с таким хорошим настроением. Ну, это круто, вообще, просто пожить студенческой жизнью, в университете – классно!

И. Озеров

- Об этом, том самом, мой преподаватель и говорил. Ну, что ж, завершим мы нашу программу рубрикой традиционной «День в истории». В 1938 году, в этот день ЦК ВКП (б) приняло постановление о прекращении произвола НКВД, и сокращении числа арестов и депортаций. Мы помним - эти два года, 1937 и 1938 год, это то, что назвали Большим Террором, впоследствии. Именно сегодня вышло это постановление, которое, конечно, полностью не решило эту проблему, не осудило репрессии, не отменило их, но, тем не менее, этот огромный, ужасный террор был замедлен, кое-кто, даже, был наказан за произвол - мы понимаем, что всё это было немножко цинично, и на публику, но, тем не менее, какое-то послабление для народа наступило.

Е. Балтатарова

- Что я думаю по этому поводу?

И. Озеров

- И что ты думаешь… можешь что-то сказать. У тебя все в семье не было репрессированных?

Е. Балтатарова

- Были, да. У меня прадедушка был репрессирован. Получается, моей мамы мама, она была маленькая, когда её родители, они были достаточно зажиточными крестьянами, и у них всё отобрали…

И. Озеров

- Это было в Бурятии?

Е. Балтатарова

- Да, это было в Бурятии, всех детей раскидали по разным семьям. Моя бабушка попала в хорошую семью приёмную, её там очень хорошо воспитали, но, она всегда помнила о своих братьях и сёстрах, они все очень… получается, бабушка 1921 года рождения, остальные дети ещё старше. К моему рождению их, уже большинства, не было. Бабушка рассказывала про то, как она воспитывалась в чужой семье. Её отца репрессировали, и он, насколько я помню, не вернулся.

И. Озеров

- То есть, он погиб?

Е. Балтатарова

- Погиб, да, не вернулся. Что было с матерью, я не помню. Я помню, что, когда, моя уже мама делала бабушке удостоверение репрессированной, дочь репрессированного, чтобы какая-то прибавка к пенсии должна была быть, они поднимали архивы ФСБ, НКВД, что-то читали, было какое-то дело, но, я была маленькая, этим особо не интересовалась. Но, я знала всегда, что в нашей семье были такие люди, которые пострадали.

И. Озеров

- К вопросу о том, что некоторые говорят, что репрессии маленькие были, масштаб преувеличен. С кем ни заговори – обязательно какую-то историю семейную расскажут.

Е. Балтатарова

- Да, там же, буквально, каждый четвёртый, каждые пятый – я читала статистику. Но, при этом, понимаешь - эти кульбиты судьбы, кульбиты истории, они настолько… всё перемешано. Оказывается, один дед у меня был репрессирован, а второй дед, как раз-таки, в НКВД служил очень большим чином, и, так скажем, эти репрессии осуществлял. И мне как к этому относиться?

И. Озеров

- Это очень сложно.

Е. Балтатарова

- Это очень сложно, в нашей истории всё смешалось, поэтому… Конечно, да, с точки зрения человечности, с точки зрения гуманности, прав человека мы все осуждаем, эти вещи, которые происходили. Но, с другой стороны, это всё были люди, которые были в рамках системы, которые не могли против неё идти, и были вынуждены делать, что они, возможно, не хотели бы, или не понимали, что это нельзя делать, может быть, так, как-то. Всё это живые люди. С одной стороны, сейчас, конечно… О персоналиях сейчас очень много говорят на разных ресурсах – AsiaRussia, может, ты читал про некоего генерала…

И. Озеров

- Уржина Гармаева?

Е. Балтатарова

- Да, да.

И. Озеров

- Мы вчера его обсуждали, я очень хорошо эту историю знаю, тоже, очень интересная.



Е. Балтатарова: Оказывается, один дед у меня был репрессирован, а второй дед, как раз-таки, в НКВД служил очень большим чином, и, так скажем, эти репрессии осуществлял. И мне как к этому относиться?



Е. Балтатарова

- Оказывается, его родственники здесь живут, и подали в суд. Понимаешь, это очень интересно - с одной стороны, это палач, который, я не знаю… репрессировал…

И. Озеров

- На мой-то взгляд, это просто человек, который… нельзя его даже называть предателем, и во всех грехах его обвинять. Он был эсером, он никогда не был коммунистом, он просто человек, который ушёл от Советской власти, из СССР, и больше, собственно, никогда не вернулся, потом стал военным на той стороне, и, как военный, воевал. Недаром его в 1992 году, собственно, российский прокуратура и оправдала…

Е. Балтатарова

- Реабилитировала.

И. Озеров

- Реабилитировала, да, как репрессированного. Понятно, эмоциональные вещи, то, что он сталкивался с советскими разведчиками на границе, подписывал расстрельные приговоры, но, это была война. Но, могут быть и другие точки зрения, конечно.

Е. Балтатарова

- И видишь, эти времена… уже прошло очень много лет, и они уже воспринимаются нашими поколениями, уже через три-четыре поколения, конечно, по-другому. Мы, конечно, можем ошибаться в оценках происходящего, но, всё-таки, я склонна относиться к этому, как к части истории, без некоего, эмоционального, какого-то, нажима, но, с таких, гуманитарных, что ли, общих таких, вещей – здесь, действительно, были какие-то ошибки, здесь… и так далее, но, при этом, люди были люди, я не знаю, и сейчас люди – люди.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, деда своего ты в «Книге памяти жертв политических репрессий» не находила?

Е. Балтатарова

- Я где-то в интернете искала, и нашла, случайно, другого, с папиной стороны.

И. Озеров

- Это, наверное, павшие на фронтах Великой Отечественной войны.

Е. Балтатарова

- Может быть, в интернете нет про репрессированных?

И. Озеров

- Пока нет, но, этот проект готовится.

Е. Балтатарова

- Это «Белая книга»?

И. Озеров

- Она называется «Книга памяти жертв политических репрессий». Есть «Книга памяти», посвящённая погибшим в Великой Отечественной войне – это разные книги, это стоит найти, она издана, её можно найти. И, в принципе, у меня не дед – брат деда был репрессирован, я тоже планирую в ФСБ пойти, потому что, там очень маленькая информация…

Е. Балтатарова

- В архивах есть, в принципе, они всё сохранили там.

И. Озеров

- Спасибо огромное, Женя…

Е. Балтатарова

- Тебе спасибо!

И. Озеров

- На этом наша программа заканчивается, это была программа «Особое мнение», в студии работал Игорь Озеров, и мы беседовали с Евгенией Балтатаровой, всего доброго!
  



Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^