$ 64.15
68.47
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


11 ноября 2015, 07:18

Свобода слова воспринимается одобрительно, когда она не тебя касается (10.11.2015)

Download Music - Download Audio - Особое мнение Б... 10 ноября 2015 года

Редактор интернет-журнала "Республика", блогер Евгения Балтатарова обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым последствия участия России в военной операции в Сирии, границы свободы слова в связи с последними карикатурами французского журнала "Шарли Эбдо", последние заявления депутата Государственной Думы России Михаила Слипенчука, инициативу по выплате жителям Сибири и Дальнего Востока денег, полученных от добычи полезных ископаемых, арт-выставку "Без фильтров", организованную в БГУ "Молодой Гвардией Единой России", отставку главы Тункинского района Бурятии Андрея Самаринова, и другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я с радостью приветствую Евгению Балтатарову, блогера, редактора интернет-журнала «Республика». Привет, Жень!

Е. Балтатарова

- Привет!

И. Озеров

- Начнём с пресс-конференции депутата Государственной Думы Михаила Слипенчука, которую тот недавно дал, и, в числе прочего, он произнёс фразу, которая в заголовках была распространена, во многих СМИ: «Для Бурятии будет правильно, чтобы я избрался на следующий срок». Как ты считаешь, достоин Михаил Слипенчук, на твой взгляд, чтобы мы его избрали на следующий срок?

Е. Балтатарова

- Ну, наверное, да, потому что, во-первых, если, он сам говорит – я достоин…

И. Озеров

- Ну, так любой может сказать.

Е. Балтатарова

- У нас нет оснований не доверять его словам (смеётся). Вообще, нужно сейчас, наверное, проанализировать тот срок, который он отработал на посту депутата Госдумы, принесло это больше пользы, или, не знаю, возможного вреда. Так вот, прямо с ходу, не скажешь. Ну, да, как фигура, конечно, он, в принципе, человек медийный, примечательный, с достаточными связями в Москве. Для чего, вообще, нужен депутат Госдумы от региона - чтобы лоббировать интересы республики, её граждан. Я так понимаю, в принципе, и с населением он неплохо работает, ну, конечно, надо это всё рассматривать в каком-то глобальном временном промежутке – четыре года. Пока мы такой анализ ещё не делали, я для себя ещё, честно, пока не решила, я думаю, до выборов ещё время есть, и мы для себя…

И. Озеров

- Может быть, вы его как-то рейтинговать будете в своём агентстве?

Е. Балтатарова

- Рейтинговать… У нас не так много депутатов, чтобы их между собой рейтинговать, но, конечно, да, можно – цитируемость, и так далее - возможно проведём выборы в Госдуму – хорошая идея.

И. Озеров

- В связи с Холоднинским месторождением, что-то ты можешь сказать по поводу того, как там сейчас ситуация развивается, и что он сказал на пресс-конференции?

Е. Балтатарова

- Ну, это была интрига, конечно. Сергей Басаев, который присутствовал на этой пресс-конференции, я думаю, он не мог не задать этот вопрос - лоббируете ли Вы отмену законопроекта об этой водоохранной зоне, потому что Вы лоббируете интересы своего месторождения? Его всё никак не могут запустить, потому что, оно входит в эту зону. Михаил Викторович Слипенчук ответил достаточно, так, туманно, сказал, что, в принципе, Холоднинское можно запустить и без сдвига этой зоны, это можно сделать всё легче, и как-то, даже, намекнул на то, что есть коррупционные, какие-то, шаги, то есть, предложения ему от каких-то коррупционных людей, на которые он не соглашается. Он предложил эту тему не трогать в контексте этого закона, и объяснил, что он будет… приложит все силы, так как, люди страдают, всё-таки, на побережье, живущие на побережье Байкала, и он будет делать всё, чтобы людям было хорошо, так скажем.

И. Озеров

- Ещё одна новость заметная, которая продолжает ещё развиваться в эти дни. В БГУ состоялась арт-выставка графических карикатур «Без фильтров». Она открылась накануне, несколько дней, вернее, назад. Её организатор - бурятское региональное отделение «Молодая гвардия «Единой России». 16 работ молодых художников, как они их называют, карикатуры, посвящены мировой политике, можно сказать, Владимир Путин там фигурирует в положительном, исключительно, контексте, и, соответственно, Барак Обама, Ангела Меркель, Пётр Порошенко - в контексте негативном. Организаторы выставки говорят о воспитании патриотизма, но, в сетях очень такие, главным образом, негативные отзывы. Буквально, сегодня появилась новость о том, что преподаватели БГУ об этой выставке… разные мнения, но, негатива тоже много. Как ты считаешь, можно это считать карикатурами? И что это за формат такой? Карикатуры имеют право на существование, является ли это карикатурой, на твой взгляд?

Е. Балтатарова

- Выставка-то не карикатурная, они же её позиционируют, как выставку художественную, в которой, в принципе, художества очень мало. Есть политический подтекст, есть политическая пропаганда. Но, я о чём хочу сказать, о том, что, вообще, эта акция, она не только в Бурятии проходит. Центральное МГЕР в Москве инициировало эти выставки по многим городам, и у нас она не первая такая, точно не могу сказать, но, точно, что не первая. Одинаковые, смешанные чувства по поводу этих выставок. У нас, вот, ты видишь, есть возмущение, но, по-моему, только у нас на таком высоком уровне она прошла – в федеральном университете, с присутствием чиновников от мэрии, чиновников республиканских (смеётся). Это, понимаешь, да, уже…

И. Озеров

- Да, звучание другое.

Е. Балтатарова

- Да, контекст, подтекст, звучание, уровень и освещение нашими официальными телеканалами, «Тивикомом» журналистами, и так далее. Можно по-разному к этому относиться. Можно сказать - это искусство.

И. Озеров

- Свобода слова.

Е. Балтатарова

- Да, свобода слова, политический шарж. Вот, кстати, недавно мы писали про «Шарли Эбдо», имеют ли они право на свободу слова, на выражение своих мыслей.

И. Озеров

- Ну, к этой теме мы ещё вернёмся.

Е. Балтатарова

- Почти из этой же сферы, этой же области, но, честно говоря, зная, просто, саму политику МГЕР…МГЕР на сегодня, это такая радикальная ячейка, молодёжная, «Единой России». Ну, она, вообще, молодёжь, сама по себе, она всегда радикальна, она всегда, всё, у неё всё на эмоциях. Если взрослые их товарищи ещё могут сдерживать, то молодые политики, юные политики, молодая поросль, они сдерживать себя не могут. Соответственно, если они взяли на себя такую функцию, они будут эпатировать, будут привлекать к себе внимание. Ну, пусть привлекают, главное, не относиться к этому слишком серьёзно.

И. Озеров

- Я, всё-таки, думаю, что там… Я тоже в принципе, в полный рост, как говорится, за свободу слова, свободу самовыражения творческую, но, в некоторых работах, по крайней мере, в одной точно, я увидел просто расизм. Вот, поэтому, мне кажется, что, здесь, вот, просто так проходить мимо… Понятно, бывают какие-то моменты, мы попозже ещё обсудим, но, такие моменты, мне кажется, пропускать нельзя.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, БГУ тот же самый, и те чиновники, которые присутствовали на этой выставке, - они взяли на себя, они разделили ответственность, понимаешь? Если бы это делали ребята в подворотне, не знаю, на улице где-то, на какой-то открытой площадке, я думаю, вопросов бы не было. Единственным мерилом были бы зрители, которым понравилось или не понравилось. А здесь уже уровень другой, и поэтому…. Ну, не будем их назвать поимённо, кто там был, они, на сегодняшний день, разделили ответственность, и, в том числе, БГУ, и БГУ пытается… они выпустили пресс-релиз, дали комментарии по этому поводу. Там, как-то… не объясняется, зачем они, вообще, на это пошли, отсматривали ли они, эти, не скажу - предметы искусства, но…

И. Озеров

- Творения.

Е. Балтатарова

- Творения. Видимо, просто, никто не обратил внимания, ценза никакого не было, потому что, это «Единая Россия», молодёжь «Единой России», - давайте дадим им возможность себя реализовать.

И. Озеров

- Понятно, я думаю, ещё.. чем-то эта штука закончится, и мы с тобой обсудим обязательно.

Е. Балтатарова

- Скандалом, чем ещё! (смеётся)

И. Озеров

- Он уже, как бы, развивается. Жителям Бурятии предлагают выплачивать дополнительные деньги ежемесячно, в связи с тем, что они - жители Бурятии. Вот такая инициатива на днях появилась на сайте «РОИ» для рассмотрения её на федеральном уровне. О чём идёт речь - авторы инициативы говорят о том, что Россия живёт за счёт полезных ископаемых, за счёт нефти и газа, которые находятся исключительно на территории Сибири и Дальнего Востока, между тем, благами этими, в основном, пользуется Москва, и, что было бы справедливо, чтобы жителей всех регионов, где находятся полезные ископаемые, получали какую-то доплату. Там градация, Бурятия где-то там по серединке, примерно, находится. Восемь тысяч рублей в месяц на каждого жителя Бурятии, причём, такое трогательное пояснение – в случае административного правонарушения могут задерживаться эти выплаты. Незаконопослушный гражданин…

Е. Балтатарова

(смеётся) – Не будут получать.

И. Озеров

- …не должны это получать какое-то время. Как ты относишься, к такой идее, может быть, даже, вообще, вне этой инициативы, по большому счёту, такой, какой-то ренты для жителей тех территорий, где есть природные богатства?

Е. Балтатарова

- Это очень мило, на самом деле, потому что… У нас это издревле, даже в детских сказках есть такое, в русских сказках, чтобы ничего не делать, и, чтобы, и деньги…

И. Озеров

- Емеля на печи.

Е. Балтатарова

- Да, Емеля на печи, по щучьему велению, даже, при Советской власти такого не было.

И. Озеров

- При Советской власти даже подумать об этом боялись, на всякий случай.

Е. Балтатарова

- Да, потому что, ну, как же так, у нас бюджета не хватает, чтобы выплатить все социальные льготы, прописанные законом, все пенсии, инвалидам пособия, и так далее – сейчас мы будем выплачивать деньги, просто, за то, что, вы, дорогие мои, есть. Ну, конечно, может быть, не в таком прямом выражении, но, помощь регионам должна быть, тем холодным регионам, приравненным к районам Севера, всему, что находится в Сибири и на Дальнем Востоке, в Прибайкальском регионе, и так далее. И, возможно, помощь должна идти в более крупном выражении, чем сейчас она идёт, и на инфраструктурные объекты, то есть, помощь должна быть, но, естественно, не в таком натуральном выражении. Ну, и, наверное, выравнивание тарифов, несмотря на, кажущуюся уравниловку, абсурдность, и так далее – что-то с этим можно сделать в виде субсидий, ещё чего-то. Конечно, если такой вопрос назрел, если они соберут сто тысяч подписей, не знаю, сколько там нужно…

И. Озеров

- Как ты думаешь – соберут?

Е. Балтатарова

- Я думаю, да, популистские и несбывчивые, невозможные вещи, они всегда набирают, а, вот, реальные, какие-то, проекты, умные, в которые надо вдумываться, они, конечно, не всегда получают отклик от людей.



 Е. Балтатарова: У нас бюджета не хватает, чтобы выплатить все социальные льготы, прописанные законом, все пенсии, инвалидам пособия, и так далее – сейчас мы будем выплачивать деньги, просто, за то, что, вы, дорогие мои, есть



И. Озеров

- А, если, наберут, как ты думаешь, - будет принято решение или нет?

Е. Балтатарова

- А там же не обязывает их… это не обязывает, но, они, просто, могут взять на рассмотрение, но, естественно, в первом же чтении… Если, даже, дойдёт до оформления этого закона, какой-то же комитет должен…

И. Озеров

- Взять на себя.

Е. Балтатарова

- … взять на себя оформление, и так далее, либо президент должен внести. Там достаточно сложное, как бы… Законодательство – это очень сложный, вообще, процесс.

И. Озеров

- То есть, твой прогноз негативный?

Е. Балтатарова

- Ну, да (смеётся).

И. Озеров

- На днях глава Тункинского района Бурятии Андрей Самаринов ушёл в отставку. Эта тема на той неделе оживлённо, на уровне слухов, предположений, опровержений обсуждалась, и, вот, в начале недели, как гром среди ясного неба, хотя, как бы, уже, может быть, были готовы люди, это состоялось. Выборы нового главы… по собственному желанию он ушёл в отставку - выборы нового главы назначены на седьмое февраля 2016 года. И уже звучат некоторые комментарии. Вот твоя оценка, вообще, Тункинского района в составе Республики Бурятия, работа Андрея Самаринова. Почему… вот, на вскидку, не знаю, - выйди на улицу, спроси у человека - кого вы знаете - скорее всего, назовут его, но, в таком…

Е. Балтатарова

- Негативном.

И. Озеров

- Не скажу – негативном, скандально известном контексте. Что ты думаешь?

Е. Балтатарова

Я вчера написала в «Фейсбуке», что тема Самаринова перегрета достаточно, с его отставкой. Вообще, всё, что вокруг него происходит, очень сильно перегрето, и я ничего писать не буду, но, специально для вас (смеётся), я сегодня скажу.

И. Озеров

- Только один раз.

Е. Балтатарова

- Да, только один раз, слушайте внимательно. Тункинский район, надо понимать, чисто географически, ближе к Иркутской области. Делает деньги этот район на иркутянах, в большинстве своём. И интересы бизнес-структур, политических, и так далее, они, в принципе, в сторону Иркутска многие обращены. Что делает этот район таким важным и значимым для Бурятии - это не потерять форпост, во-первых, сохранить целостность республики, не только номинально, ну, и как бы… Вот, и история с экономикой. Это район, у которого самый большой потенциал в области туризма, в области… да, вообще, чего угодно, это, просто, уникальный район. Из-за него идёт борьба уже очень долгие, долгие годы, сейчас то, что Андрей Самаринов не смог работать до конца – это, конечно, очень прискорбно, потому что, вне зависимости от каких-то скандалов, и тому подобное, человек должен, власть должна дорабатывать. Два с половиной года – что смеяться? Мне почему-то казалось, что… вчера я смотрю – два с половиной года отработал.

И. Озеров

- А ощущение, что лет десять.

Е. Балтатарова

- Да, ощущение, что лет десять (смеются). Потому что, я в прошлом году ездила в Тунку, до этого я в Тунке была, грубо говоря, до 2000- х годов, в 1998-м. Небо и земля, просто. Причём, местные жители говорят, что все эти изменения – отели, дороги, инфраструктура, и так далее, появились, буквально, в последние годы, во время работы Андрея Гомбоевича Самаринова, и его команды. Вне зависимости от этих скандалов, видно, что, что-то делается, это видно наглядно. Понимаешь, в некоторых местах на это уходят десятилетия, а тут – два с половиной года.

И. Озеров

- Ну, как ты считаешь, это говорит, о чём, - другие районы такими темпами финансирования похвастаться не могут, но, это же не значит, что, он финансируется как-то, исключительно из федерального бюджета. Просто, это, видимо, иркутские деньги так работают?

Е. Балтатарова

- Это, да, иркутские деньги, но, они работают, вливаются в экономику, это же не субсидирование органов власти, такого не может быть. Это налоговая база, хотя, есть такое нарекание, что большинство тункинских денег уходит мимо кассы, то есть, не платятся налоги, люди сдают свои дома, нигде не регистрируясь, и так далее, но, в любом случае, видя то, как развивается район, можно сказать, что у него неплохой потенциал, и это, понимаешь, лакомый кусок. Почему… допустим, спросишь, - вы знаете главу Муйского района, моего родного района? Я тебе скажу, что уверена, что многие не знают. А почему именно Самаринов, почему именно он так известен? Потому что, такой район, потому что, «горячая точка» на карте Бурятии.

И. Озеров

- Скажи, пожалуйста, в уходе Самаринова кто был больше всего заинтересован?

Е. Балтатарова

- Я думаю, оппозиция. Оппозиция в самом районе, потому что, там всё это время было очень не тихо, было очень громко, и мы это всё видели, наблюдали в республике – поэтому, оппозиция, которая поддерживается, так скажем, силами, в том числе, из Иркутской области.

И. Озеров

- То есть, иркутяне в этом плане однородны, они против Самаринова?

Е. Балтатарова

- Да, да, потому что, я так понимаю, что для иркутян там были созданы какие-то, немножко не такие условия, какие они хотели. Не такие свободные, возможно, потому что, там была политика, немножко, националистически, может, неверная в плане позиционирования…

И. Озеров

- Национально, скажем так, неверная.



Е. Балтатарова: То, что Андрей Самаринов не смог работать до конца – это, конечно, очень прискорбно, потому что, вне зависимости от каких-то скандалов, и тому подобное, человек должен, власть должна дорабатывать



Е. Балтатарова

- Национально, да, я что-то неправильно выразилась. Ну, там… там жёстко всё, это горцы, у них что у окинцев, что у тункинцев. Ну, посмотрим, я так понимаю, что команда Самаринова никуда не уходит, Аламжи Сыренов будет сейчас и. о. до выборов.

И. Озеров

- Председатель райсовета, да?

Е. Балтатарова

- Да, председатель райсовета, и, я, всё-таки, думаю, что на выборах победит человек из команды Самаринова, хотя, у него там есть очень приличная оппозиция, у которых тоже есть свои рычаги – это Петухов, Гулгенов, насколько я помню.

И. Озеров

- Петухов – бывший глава?

Е. Балтатарова

- Да, это бывший глава, Гулгенов – это начальник нац. парка, фигура известная всем, и, я думаю, сто процентов, они пойдут на выборы. У них в 2014 году, в прошлом году, была очень острая выборная кампания в райсовет, где, как раз-таки, избрали Аламжи Сыренова, а в этом году, наверное, там будет не менее жарко.

И. Озеров

- Как ты думаешь, иркутский кандидат какой-то будет, в чистом виде?

Е. Балтатарова

- Нет, я думаю, нет, но вышеуказанные товарищи - у них очень хорошие связи с иркутской стороной, то есть, оппозиция. Я думаю, они будут хорошо финансироваться, и там будет, тоже, неоднозначная ситуация. Посмотрим, до февраля ещё есть время.

И. Озеров

- Ну, да, эти месяцы, я думаю, будут интенсивные в новостном плане.

Е. Балтатарова

- Да, хотя январь обычно у нас такой, тихий на новости, тут, я думаю, будет…

И. Озеров

- Тунка, уже и без Самаринова будет всё равно громко звучать.

Е. Балтатарова

- А не в Самаринове-то дело было изначально - ушли Самаринова, и сейчас всё будет хорошо, то есть, те противники, кто против него выступал – ничего подобного. Команда не поменялась, во-первых. Во-вторых, если там есть какие-то узкие места, вещи, где администрация не дорабатывает – это не вина Самаринова – сто процентов.

И. Озеров

- Получается, Тункинский район, он обречён на такое. Может быть, проще его отдать, административно, Иркутской области, чтобы не мучится?

Е. Балтатарова

- (смеётся) Ну, я не знаю. Когда у нас нарезали эти наши регионы, в каком году, ещё в царской России?

И. Озеров

- Нет, тогда это была Иркутская губерния в царской России, потом, по местам компактного проживания бурят создали Бурятию – основная, плюс Ага, плюс Усть-Орда, которые потом отрезали, что дало некоторым право говорить о бурятском народе, как о репрессированном народе. Нет, это уже продукт советского времени, конечно.

Е. Балтатарова

- Ну, я не думаю, что, если мы за такое время не отдали, то, сейчас, самое время отдавать. Конечно, целостность сохранится, в любом случае, если, конечно, не будет решения сверху. Но, пока, там, где деньги, там, где есть выгода, там и будут всегда конфликты интересов, и всегда будет жарко. Но, это же хорошо, есть конкуренция, людям есть из чего выбирать, вообще, очень интересная движуха, и я только «за».

И. Озеров

- Понятно, мы вернёмся к нашему разговору через пару минут, оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Это программа «Особое мнение», мы продолжаем разговор с Евгенией Балтатаровой, и немного поговорим о международных новостях. Ну, новость номер один для России уж точно в последние дни - это катастрофа нашего лайнера в Египте. Страшная трагедия, больше двухсот погибших, в том числе, и граждан других стран. Если вначале, как бы, было понятно, что ничего не понятно, то, довольно, потом, быстро всё это стало двигаться в сторону теракта. О высокой вероятности теракта, хотя, официально пока это не прозвучало, но разная косвенная информация, разные заявления…

Е. Балтатарова

- Русских всех вывезли оттуда.

И. Озеров

- Ещё далеко не всех, и действия многих стран, которые как-то к этому причастны, говорят о том, что, скорее всего, да, в итоге это признают терактом. Россия, на мой взгляд, приняла разумное решение прекратить полёты, потому что, видимо, на самом деле, угроза очень реальна - багаж вывозят отдельно от людей. Из Бурятии там находятся три человека, по сообщениям наших СМИ. Как ты считаешь, вот, этот теракт, с чем он связан, как-то можно было эту ситуацию изменить, предотвратить, чтобы, вот, таких потерь не было. Что ты думаешь по этому поводу?

Е. Балтатарова

- Ой, сложно говорить на такие темы, геополитические, да, военные, так скажем. Ну, конечно, в Европе эксперты сразу же связали возможный теракт с деятельностью России в военном плане в этом регионе, так скажем.

И. Озеров

- Ты имеешь в виду Сирию?

Е. Балтатарова

- Да, военную кампанию в Сирии. Эта версия, я думаю, имеет право на существование, потому что, у нас теракты, по-моему, на самолётах, я смотрела статистику - с 2000-го года, или с 2005 года последний угон самолёта обошёлся без жертв, по-моему, в 2005 году. С этого времени не было ни терактов, ни угонов, то есть, как-то всё стабилизировалось на последние десять лет. Спустя десять лет это первый террористический акт и, вообще, крупнейшая авиакатастрофа в России…

И. Озеров

- Да, не только в России, в Советском Союзе.

Е. Балтатарова

- Да, в Советском Союзе. Об этом я тоже читала. Сложно сказать, сложно кого-то обвинить в этом, ну, кроме, конечно, непосредственных исполнителей и заказчиков этого теракта, если, их найдут, конечно.



Е. Балтатарова: В Европе эксперты сразу же связали возможный теракт с деятельностью России в военном плане в этом регионе



И. Озеров

- Ну, уже ищут и конкретного человека уже назвали, который в самом начале и заявил об ответственности, и взял ответственность на себя. Тогда это откинули, как какой-то абсурд и нелепицу. Сейчас всё поменялось.

Е. Балтатарова

- Они как-то мотивируют, почему они на это пошли?

И. Озеров

- Мотивируют, это «Исламское государство», которое запрещено в России…

Е. Балтатарова

- То есть, это военная кампания в Сирии?

И. Озеров

- Да, это военная кампания в Сирии. Я думаю, надо ли было нашим… может быть, очерёдность должна быть другая – вначале мы вывозим всех людей оттуда, предупреждаем, что у нас есть потенциально, такая, террористическая угроза, и потом начинаем…

Е. Балтатарова

- То есть, мы в состоянии войны.

И. Озеров

- … потом начинаем операцию в Сирии, а не наоборот, потому что, ну, получается, кто-то это может расценить, как, такие, первые потери, вот, именно, этой операции.

Е. Балтатарова

- Я думаю, да - если такое произошло, и если выяснят, что, косвенно в этом виноваты службы, которые не смогли спрогнозировать, да, и, как-то, это всё предотвратить, то да. Ну, наверно, просто, они подумали, что эта кампания, будет, просто, как знаешь, шапкозакидательство – эта кампания будет быстрая, молниеносная, продуктивная, никаких потерь для россиян мы не понесём. В итоге просчитались, и, наверняка, если эта версия будет выдвинута, как одна из главных, наверное, кто-то понесёт наказание, в любом случае. Но, это страшно, война - это страшно, когда ты объявляешь войну, ты должен понимать, какие это последствия могут быть для твоей страны, для твоих граждан.

И. Озеров

- Мы ещё раз приносим соболезнования родным, друзьям, близким погибших, и пусть это… очень хотелось бы, чтобы такие вещи больше не повторялись. Ещё одна тема, международная тоже, которая, непосредственно, с этой трагедией связана. Тема такая, очень спорная, неоднозначная, но, я думаю, что говорить о ней надо. Журнал, известный, скандально известный, можно сказать, который тоже, от своей работы пострадал страшно, опубликовал на днях карикатуры, связанные, вот, с наше трагедией. В российском интернете очень бурная, оживлённая полемика идёт по этому поводу, задаются такие вопросы что, если раньше вы говорили: «Я – «Шарли Эбдо», вы до сих пор Шарли Эбдо? - вот, получите карикатуры на погибших россиян. От свободы слова до каких-то кощунственных вещей - в этом диапазоне битва идёт, конца края ей не видно. Твоё отношение, твоя позиция по этому поводу?

Е. Балтатарова

- Вообще, если посмотреть на основной тон заявлений, которые, просто, завалили, вообще, весь интернет, и эмоциональная окраска преобладает, конечно, это возмущение, вплоть до первых лиц государства. Песков, пресс-секретарь Путина, и он выразил своё мнение, назвав это кощунством. Были и более красочные выражения из уст чиновников поменьше – Астахова, Жириновского, Кадырова, Мизулиной – всех тех персонажей, у которых, вообще, есть всегда своё мнение на любую, как бы это, и это мнение достаточно предсказуемо. Вообще, история, конечно, такая, что, если бы, не именно эти деятели и не наши СМИ, наши жители об этом бы не узнали, потому что, у этого журнала очень маленький тираж…

И. Озеров

- По-моему, он значительно вырос с того момента…

Е. Балтатарова

- После теракта?

И. Озеров

- … как они опубликовали карикатуры на пророка, и редакция погибла.

Е. Балтатарова

- У них было, буквально, около 30-ти тысяч, сейчас – около 100 тысяч, но для страны, для федерального уровня, говорят, что мало, потому что, во Франции очень развита пресса, и, до сих пор, её читают в бумажном варианте, и на фоне крупных - «Ля Република», и так далее… ой, «Ля Република» - это в другой стране, по-моему.



Е. Балтатарова: Война - это страшно, когда ты объявляешь войну, ты должен понимать, какие это последствия могут быть для твоей страны, для твоих граждан



И. Озеров

- Да, это, по-моему, Италия.

Е. Балтатарова

- Или во Франции? Ну, неважно, на фоне других крупных изданий это не так уж и много, тем более, в международном плане. Издание узкоспециализированное, и у нас бы никогда бы не узнали, если бы… Просто, понимаешь, я вот вижу, - что у нас не случись, то, что, именно, подпадает под определение «кощунство», да, нам понятно, такое чувство, - несмотря на то, что наша страна столько лет была под коммунизмом, строила социализм и была атеистической, у нас как-то вдруг резко все стали верующими…

И. Озеров

- Это обратная реакция, маятник, просто, в другую сторону качнулся.

Е. Балтатарова

- Да, и все стали очень нервными, и очень быстро оскорбляемыми. У нас очень мало, кто относится, не то, чтобы с юмором, но, хотя бы, с пониманием к каким-то вещам. У нас какая-то странная реакция, причём, это всё подогревается, и, а получается, просто, знаешь, вал такой. Поэтому, ну, узнали наши, вот, теперь каждый россиянин считает себя оскорблённым тем, что сделало «Шарли Эбдо», хотя, нисколько не оправдывая, так скажем… не то, что, не оправдывая, не затрагивая контекст той публикации, её неправильно воспринимать, как шутку, потому что, как говорят многие эксперты, которые, всё-таки, в Европе пожили, и немножко с этим менталитетом знакомы – Европа - это верх нашей цивилизации, возможно. То, что мы сейчас проходим, они прошли два века назад - в плане гражданских прав, свободы слова, и так далее. Они ушли вперёд, и, немножко, нас не понимают, естественно, мы тоже их не понимаем. Эксперты говорят, что не нужно воспринимать карикатуры, как шутку. У нас, просто, мы же исходим из своего опыта – россиян, советских граждан, что карикатуры, шаржи - это всегда смешно.

И. Озеров

- Причём, да, во-первых, смешно, - добавлю чуть-чуть - во-вторых, карикатуры, на самом деле, ну, мы уже, понятно, царские времена забыли. Советское время - это карикатуры… это никогда не карикатуры, ну, может быть, на очень отдельные наши недостатки, никогда не карикатуры ни на правительство, ни на глав, руководство. Если карикатура, если политическая, то дядюшка Сэм, или какой-нибудь англичанин пузатый с британским флагом. Поэтому, всё, что касается нас, это воспринимается…

Е. Балтатарова

- Конечно, это было воспринято как шутка, это подавалось как бы нашими СМИ, и нашими товарищами, которые имеют право слова, как шутка. Естественно, шутить не принято над такими вещами, естественно, реакция возмущения - как вы могли иронизировать и шутить. Но, на самом деле, потом, когда уже сам редактор главный журнала «Шарли Эбдо» вынужден был прокомментировать, он сказал две, очень знаковые, на мой взгляд, вещи. Я сама медийщик, журналист, меня эта тема очень сильно затронула. Он сказал, что, во-первых, мы атеисты, мы анархисты, у нас светская газета, и мы не понимаем слова «кощунство», потому что кощунство напрямую идёт от религиозной составляющей. Во-первых, мы не понимаем слово «кощунство», для нас оно ничего не значит. Возможно, оно значит для кого-то, но, этот кто-то - это меньшинство всегда, в любом случае, для европейцев, у них, в основном, светские государства. И вторая вещь, которую он сказал - мы не хотели шутить, это не была шутка. Наша работа заключается в том, чтобы комментировать, по-своему, новости. Также, как и вы все, наши коллеги-журналисты комментировали новости, в том числе, с падением самолёта, - кто-то делал фотографии с места событий, кто-то общался, скажем, с родственниками, и прямо, выдергивал такие кадры, где, прямо, слёзы, где есть, прямо, описывались трупы…

И. Озеров

- Да, да, подбегали с микрофоном к родственникам.

Е. Балтатарова

- Понимаешь, это то же самое, но, по-другому оформлено визуально.

И. Озеров

- Просто, у них нет другого инструмента, кроме рисунка, скажем так.

Е. Балтатарова

- У них нет другого инструмента, кроме рисунка, и это нормальная работа сегодняшних СМИ. Да, это цинично, да, в каких-то моментах, это некрасиво, и возмущает, но такова жизнь, и это их ниша. Ни в коем случае, не оправдывая… ну, как бы, не то, чтобы, не оправдывая… Мы просто не понимаем, понимаешь…

И. Озеров

- Ну, тут вопрос в том, признаём мы, или кто-то признаёт, их право на это, а кто-то категорически не признаёт.

Е. Балтатарова

- Причём, даже не то, чтобы право, а многие начинают оправдывать террористические акты, прошедшие в прошлом году…

И. Озеров

- Что так им и надо, таким, вот, мерзавцам.

Е. Балтатарова

- Да, то есть, понимаешь, свобода слова воспринимается, как бы, одобрительно, когда она не тебя касается. Коснулось мусульман – прав, чувств, мусульман, - неважно, - тогда, да, это правильно. А когда это касается лично тебя - всё, это не должно быть свободой слова. Понимаешь, просто в Европе прообраз права на информацию, на свободу слова начал формироваться в 1757 году, примерно. У нас закон о праве на информацию появился в 1991 году.

И. Озеров

- Да, мы всё переделывали советское.

Е. Балтатарова

- В советское время не было свободы слова. Допустим, Рамзан Кадыров много чего говорит по этой теме, а в Чечне до сих пор нет свободы слова. Этот человек не может, он не уполномочен говорить о свободе слова, вообще, мы не должны сейчас равняться на оценку Рамзана Кадырова по свободе слова. Да, он может говорить о кощунстве, да он может говорить о религиозных вопросах, но, мы не являемся мусульманами, мы не можем разделить с ним его эти чувства, понимаешь? Тут очень тонкая грань, моё ощущение, что нужно ко всему относиться спокойно, вдумчиво. Прежде чем что-то говорить, или как-то реагировать, просто понять – эмпатия, знаешь, понять другого человека или другую цивилизацию, и немножко… Это, вообще, хороший совет нашим чиновникам российским – прежде чем, что-то сказать, не нагнетать какой-то популизм, истерию, а, начать с себя, и, просто, немножко подумать.

И. Озеров

- Мне интересная мысль пришла в голову – человек сказал - мы атеисты, мы анархисты, и нам непонятно слово «кощунство», используя кощунство, исключительно, в религиозном контексте. И, в то же время, я подумал, как мы сейчас, - вроде бы, очень много православных, людей других вероисповеданий, - но, мы воспринимаем слово «кощунство» и слово «святотатство», допустим, тоже, исключительно, церковное слово, которое в старину означало, исключительно, «человек, ворующий иконы», и ничего более, теперь у нас воспринимается в самом широком светском понятии, и вот такое столкновение, непонимание, оно естественно, будет возникать.

Е. Балтатарова

- «Пусси Райот» у нас, даже, называются кощуницами – это очень часто звучало, когда у них уголовное дело шло. Понимаешь, смерть и религия… почему-то, когда люди, когда касается таких вещей – смерти, потустороннего мира – все начинают… Как говорится, вспоминаешь о боге, когда самолёт твой начинает падать вниз, поэтому, все начинают молиться. Это вещи из одной, и той же категории – религия, смерть.



Е. Балтатарова: В Европе прообраз права на информацию, на свободу слова начал формироваться в 1757 году, примерно. У нас закон о праве на информацию появился в 1991 году



И. Озеров

- И особенно остро и больно ты это воспринимаешь, когда это касается лично тебя, - тут ты можешь забыть и про свободу слова, и про всё остальное.

Е. Балтатарова

- Но, это же страшно, когда ты личные свои вещи ставишь выше свободы слова, которая вообще, для всех. Нельзя оправдывать тех, кто говорит - и правильно, что их убили, и правильно, что с ними так поступили, потому что, таким образом, мы оправдываем тех, кто, когда-нибудь, может прийти за нами, да, убить нас, потому что, ему что-то не понравилось в наших словах. Это страшно, для меня, как для журналиста, вообще, всё, что происходит, это очень печально.

И. Озеров

- Я напомню нашим радиослушателям, что вопросы героям программы «Особое интервью» («Особое мнение» - ред.) вы можете задавать на сайте baikal-media.ru, под расшифровкой интервью, там раздел «Комментарии и вопросы героям интервью», и некоторые вопросы и комментарии начинают поступать, в частности, про нас с тобой написал один из читателей: «Очень удивляет, что два журналиста, не профессионалы ни в чём, кроме журналистики, смело выступают экспертами и по диоксинам, что он будет выделяться при работе мусоросжигающего завода, и потому, что должно быть, во всех областях. Хотя бы, специалистов спросили для сведения, но, нет, все и так очень знающие». Ну, вот, диоксин – это, видимо, то, что мы обсуждали с тобой по поводу перспектив мусоро…

Е. Балтатарова

- Мне понравилось это слово - эксперты в журналистике, больше ни в чём. Это греет душу, вообще (смеётся).

И. Озеров

- Хоть так, хоть так.

Е. Балтатарова

- Вообще, журналистов, конечно, называют специалистами широкого профиля, экспертами широкого профиля - я никогда не отрицала то, что журналисты не… у них, такие, знаешь, знания всеповерхностные, их очень много, но они поверхностные. Понимаете, это, как с процессором. Невозможно в этот процессор запихать всё. Естественно, когда что-то залетает, потом знаешь, что нужно избавляться от чего-то старого. Естественно, знания наши поверхностные, достаточно. И сейчас мы же здесь не обсуждаем историю с диоксинами с точки зрения химиков или экологов - мы обсуждаем новости, связанные с этим. Где-то проскользнули диоксины, где-то…

И. Озеров

- И возможный вред для экологии тоже упоминаем, естественно.

Е. Балтатарова

- Да, упоминание диоксина было в новостях, если это кому-то надо – могу ссылку дать.

И. Озеров

- Я думаю, наша поверхностность, она является основанием для того, чтобы задавать вопросы. Если бы мы всё знали, нам бы просто было бы скучно, и мы лишний раз бы…

Е. Балтатарова

- Тем более, профессора-химика по диоксинам Вы бы не слушали 40 минут, а вот Женю Балтатарову Вы слушаете, и Игоря Озерова.



Е. Балтатарова: Это же страшно, когда ты личные свои вещи ставишь выше свободы слова, которая, вообще, для всех



И. Озеров

- Абсолютно, спасибо (смеются). В финале нашей программы рубрика «День в истории», каждую передачу мы теперь находим какую-то историческую дату, и немного о ней говорим. Сегодня 10 ноября, помимо того, что День работника правоохранительных органов, День полиции, милиции, как угодно. Я поздравляю сотрудников этого ведомства с праздником. Помимо этого, 10 ноября 1961 года Сталинград был переименован в Волгоград. До этого ещё он по-другому назывался, немногие помнят, что он назывался Царицын. Ну, Сталинград, прежде всего, ассоциируется со Сталинградской битвой. Как ты считаешь, вот, если говорить, в общем - переименование таких вещей, стирание каких-то негативных моментов в истории, на данный момент, имеет право на существование, или, всё-таки, надо оставлять всё, как есть, уважая историю?

Е. Балтатарова

- Это сложный вопрос. Мне кажется, нужно всегда спрашивать общество, чего оно хочет. Опять же, конечно, общество может меняться через каждые, 20 лет – сегодня они одного хотят, другого. Наверное, это, вопрос того, как, вообще, сформировавшаяся нация воспринимает свою историю, готова ли она что-то забывать. Насколько я помню, азиатские народы, кроме Китая, они всё-таки стараются сохранить архитектурные памятники… А китайцы, они странные, они, наоборот, всё сносят, все старые кварталы, застраивают новыми, для них ценность истории, она очень небольшая.

И. Озеров

- Относительная. Ну, императорский дворец они сохраняют.

Е. Балтатарова

- Это в самом центре Пекина. Просто, знаешь, в самом Китае очень много других интересных мест, которые не смогли сохранить, они уничтожаются. Прогресс идёт семимильными шагами, что-то считается уже устаревшим. Наверное, для китайцев есть какие-то позитивные моменты и негативные. Позитивные в том, что они не зацикливаются, идут дальше, они - одна из самых развивающихся стран в мире. А, с другой стороны, может, они когда-нибудь пожалеют об этом, не сохранили и так далее. Но, сейчас они об этом не думают. У нас история такая, что… смотри, памятник Ленину у нас, до сих пор, на главной площади Улан-Удэ.

И. Озеров

Ну, как бы, и по всей России, такого ленинопада, как на Украине, нет, никак мы не можем, окончательно, с этим определиться.

Е. Балтатарова

- Сталиных, по-моему, меньше.

И. Озеров

- Сталины, да, если есть, то, единичные, какие-то, вещи.

Е. Балтатарова

- Но, это, не наша вина, это, по-моему, при Хрущёве.

И. Озеров

- Я бы не назвал это виной, моё мнение, что, всё-таки, здесь, в каждом отдельном случае, надо смотреть. По поводу стирания памяти о Гитлере, я думаю, никто возражать не будет, правильно?

Е. Балтатарова

- Ну, почему, иногда нужно помнить, в назидание.

И. Озеров

- Нет, это нужно помнить, только в определённом контексте, всегда оговариваться, точно так же, как сейчас, по закону, мы должны после слова ИГИЛ, говорить обязательно «запрещённая в России организация»…

Е. Балтатарова

- Ужас.

И. Озеров

- … то же самое и здесь - когда мы говорим о Гитлере, контекст должен быть, на мой взгляд, соответствующий, - был Нюрнберг, так далее. Сталин, на мой взгляд, недалеко ушёл, и в рамках развенчания, мне кажется, это было сделано правильно. Ещё один, такой, интересный момент, я напомню, просто, исторический. Я говорил уже, что до революции, до октябрьского переворота, Сталинград назывался Царицын. Так вот, он стал Сталинградом в 1924, боюсь ошибиться, или в 1925 годах, после того, как Сталин поучаствовал, в обороне Царицына, в его освобождении. Представьте себе – только-только умер Ленин, вот живой Сталин, ещё далеко, не руководитель государства, - в честь него называют город, это тоже о чём-то говорит, это очень логично в свете дальнейшей истории смотрится.

Е. Балтатарова

- Военные герои, они же всегда очень…энергия очень большая.

И. Озеров

- Но, чтобы при живом, назвали в честь него город ...

Е. Балтатарова

Ленинград тоже достаточно быстро переименовали?

И. Озеров

- Ленинград сразу, как только построили мавзолей…

Е. Балтатарова

- Это, может быть, время было такое, очень быстро принимались решения – революция, спустя небольшое время после революции, мне кажется, просто у людей такие настроения.

И. Озеров

- Люди строили новое государство…

Е. Балтатарова

- Да, они хотели, чтобы всё было новое - улицы переименовывались, не только же города, и улицы во многих городах. У нас до сих пор наследие это осталось – у нас все улицы названы Героями Советского Союза.

И. Озеров

- В Москве переименовано большинство, но, там ещё остаточки есть, к Войковскому метро подбираются – цареубийца, Войков, большевик.

Е. Балтатарова

Ну, вот видишь, но, при этом, когда сменился строй, мы же не поменяли всё. Видимо, как-то, Россия, российская нация, всё-таки, как-то, учитывает ошибки прошлого, пытается сохранить, пусть даже, память о том кровавом режиме.

И. Озеров

- Мне кажется, что, возможно, это время наступит, просто, мы ещё не до конца вышли из Советского Союза, очень многое нас там держит.

Е. Балтатарова

- Да, должно смениться несколько поколений, должны уйти те поколения, которые родились в Советском Союзе, в том числе, наше поколение, моё, 30-летних.

И. Озеров

- Не говоря уже о поколении наших руководителей, нынешних.

Е. Балтатарова

- Наши руководители, они все…

И. Озеров

- Плоть от плоти.

Е. Балтатарова

- Они поднялись в это время, поэтому, конечно, да. Страна ещё давно в этом, во всём, и должно пройти время.

И. Озеров

- Спасибо огромное, сегодня ещё День молодёжи, я тебя поздравляю с профессиональным праздником!

Е. Балтатарова

- Спасибо (смеётся).

И. Озеров

- Это была программа «Особое мнение», мы беседовали с Евгенией Балтатаровой, в студии работал Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!



Комментарии и вопросы героям интервью (3)

  • 12 ноября 2015, 17:08

    пригласите экспертов в каком-либо вопросе   Ответить

     

    Давайте экспертов! Хватит таких людей, которые ни в чем не разбираются, но обо всем судят: и операция в Сирии, и политика, и экономика.

  • 13 ноября 2015, 10:51

    ниочем   Ответить

     

    Ради любопытства послушала, и зря. "Ниочем", неинформированный человек с улицы, и еще преснее. Слабоскрытая любовь к Самаринову, хотя согласна, очевидно, что тема Самаринова "перегрета" журнашлюшками и это козни иркутского околокриминального бизнеса. Ведущий - равнодушный.

  • 3 мая, 10:37

    что за профессия журналисты?   Ответить

     

    Всегда считала журналистов глубоко вдумчивыми, с живым умом и с чувством ответственности.... Прочитала интервью и как-то грустно....среди моих знакомых очень много персон кто мог высказаться более убедительно но они не публичные люди, просто труженики разных профессий... Какую муру нам выдают, возмутились только двое....

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^