$ 63.39
68.25
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


23 мая 2013, 14:26

Сильней любви

Заголовок, это часть мысли осенившей главную героиню «Собаки на сене» Лопе де Вега - «Сильней любви в природе нет начала». Эта же мысль о том, что любовь побеждает все принципы и законы, если верить пресс-релизам и анонсам годичной давности, движет постановкой театра бурятской драмы «Турандот» по пьесе Карло Гоцци.

Свой собственный идеальный спектакль есть у всех. В случае с «Турандот», у кого-то это легендарная постановка Вахтангова, у кого-то сама пьеса Гоцци, у третьих, их студенческий спектакль. У меня такого эталона нет, и мне ничего не остается, как рассматривать интерпретацию Олега Юмова и бурятского театра, не сравнивая этот феномен с какими бы то ни было идеалами.

Утверждение, что «Турандот» - спектакль о любви, либо на ходу придуманный «фиговый листочек» для прессы, либо печальное заблуждение авторов спектакля, либо идеал, достичь которого не удалось. Любви между главными героями нет, Любовь, это же все-таки всегда двое, а в этом спектакле героини нет. Есть насекомоподобное существо, полюбить которое, конечно, можно – любовь-то зла, как известно, но также и понятно, что это существо на любовь не способно. Режиссер и артистка не позволяют нам даже заподозрить в героине способность к чувству, сосредоточившись исключительно на одной, невысокой, задаче – создать вызывающий снисходительные усмешки облик. Признаться, нечасто я видела, чтобы в любовном дуэте и актриса, и, соответственно, героиня, принципиально не партнерствовали с героем. Тут, кстати, можно было сыграть историю о том, как любовь, морок, наваждение, как угодно назовите, заставляет героя видеть в этом недоразумении прекрасную принцессу, и исполнителя роли принца Калафа Баярто Ендонова так и тянет именно в эту игру, в эту историю. Но вынужден играть по другим правилам, в ту игру, где для всех любовь, и в анонсах, и в самом сценическом тексте не более, чем мелкая разменная монета. И здесь еще один возможный поворот темы – как мы обесценили любовь, навешивая ее, как вывеску, на самые банальные банальности.  Можно было сыграть про это. Но это все мои мечты об идеальном спектакле.

Единственный род любви, который демонстрирует сценический текст реального спектакля бурдрамы, это всепоглощающая любовь к китчу.

Карло Гоцци начал писать свои сказки для театра, или, как он их называл, «фьябы», желая доказать, что успех на театральных подмостках обеспечит какой угодно сюжет, какое угодно содержание, лишь бы в нем были необычность и новизна - аристократ Гоцци, не без основания, считал современную ему венецианскую публику, невежественной, и падкой на самые что ни на есть дурацкие представления. И, на первый взгляд, Юмову и театру удалось утвердить именно эту мысль автора пьесы. Очень хочется поверить, что театр заявляет публике - вот, посмотрите, что именно вы любите, что именно вам нравится, – дешевые шутки, дешевые блестки и дешевые маски, которые вы носите неумело, но с упоением. Но в этом случае, все органичные для дель арте реплики и шутки, основанные на местном контексте, должны бы набрать вес и силу злободневной общественной мысли! Однако, дешевая шутка-отгадка про голову Ленина, равно как и другие подобные реплики на бурятскую тему, не пронзает печенку иглой горькой иронии, а лишь навязает в зубах. «Турандот» став просто тотальной «БУРандот», если и вызывает какое-то национальное чувство, то это отнюдь не трезвый, иронично-умный взгляд на издержки менталитета, а излюбленное и губительное самодовольное любование этими издержками. Впрочем, и само обурячивание комедии Гоцци произведено поверхностно, и как-то по обязанности, мол, надо же как-то обозначится.

Идея о тотальном опошлении, китчевости нашего общего сознания, тоже как-то растворилась в сценическом дыму, не подкрепленная какими-либо решениями, кроме как засильем чрезмерных красок и форм. Ничто не намекнуло на то, что режиссер сознательно делает прием и средство смыслом и целью. Я бы даже согласилась увидеть смыслом это постановки прием ради приема! Виртуозное, блистательное владение артистами всеми гранями актерского мастерства всегда само по себе художественно, тем более, когда это Commedia dell’arte, где Commedia, это не только комедия, но и театр вообще, а arte, это не только искусство, но и ремесло.

Но беда в том, что все возможные смыслы, все идеи спектакля провалены именно труппой, которая бесконечно далека не только от блеска виртуозности, но и не способна к стабильному качеству приличного ремесленничества.  «Турандот» одним разом показала накопленные за последние 10-12 лет профессиональные проблемы театра бурятской драмы.

В первую очередь, это, конечно, менеджерский провал. Возможно, труппа Большого театра и может сохранять спектакли в тонусе демонстрируя их сериями по пять представлений раз в полгода, но бурятский драматический точно не Большой, если, к примеру, даже те, кто изображает каких-то подметальщиков, за полгода забывают как шагать по сцене в ногу, и втакт взмахивать метлами.

Словом, «блестящий» «менеджментский» ход, нормальный для творчески боеспособного коллектива, никак не укрепляет профессиональное самочувствие труппы, которая давно уже не ощущает себя, да и не выглядит способной создавать спектакли и умные, и тонкие, и глубокие. Понимание же комического, юмора, умение играть комедию - это какая-то неизбывная «Амиды зуула», шел лет 8-9 назад такой надсадно-«смешной», недалекий и грубый спектакль. Эта «живая свеча» навсегда, кажется, спалила все вкусовые ориентиры. И хотя Юмову надо сказать спасибо, что в «Турандот» не было мерзкой в своей безвкусице и самоуничижительной глупости карикатуры на бурятский типаж, какую в проекте «11» представили юные актрисы, изобразив, конечно же, бурятских бабок, это не избавило спектакль от инерционного комикования. Примечательно, что сидевшие в зрительном зале на проекте «11» художественный руководитель театра и старшие коллеги молодых артистов, находили вышеупомянутую сценку с бабками смешной... Поэтому неудивительно, что труппа «переварила» режиссерский контекст «Турандот» соответственно привычному простецкому пониманию юмора, и грубо, жестко, вульгарно сделала главным, выпятила, все то, что следовало бы сыграть легко, мимоходом, вскользь, а-парте, между «строк», изящно и непринужденно.

И потому совершенно невозможно не суммировать проблемы ремесла, хотя бы те из них, которые никогда не дадут сыграть в комедиа дель арте на должном рафинированном профессиональном уровне.

Речевые аппараты артистов не способны справляться с массивом и качествами текста Гоцци. Одни говорят невнятно, «жуют» текст, других едва слышно, третьи, в принципе, не выдерживают нагрузки. Четвертые тарабанят порядок слов, а внутренний сюжет текста, тему, которая в нем сокрыта не осознают, и, конечно, не вытаскивают, а некоторые, кажется, вообще не особо понимают, что за слова произносят. Практически все, не слышат ни себя, ни партнеров, ни стилистических и лингвистических особенностей текста. Признаться, я занялась подсчетом, сколько раз зал НЕ засмеялся из-за того, что артисты либо сами не осознали, смеховой контекст реплик, либо не смогли проинтонировать так, как надо. Но, конечно, прокатывали «коронные номера» - выработанные десятилетиями интонационные штампы, которыми уже заразились и молодые артисты. А ведь виртуозная техника речи это тот принцип, та «фишка» на которой в комедиа дель арте могут существовать целые мизансцены и интермедии!

Физическая форма артистов – ужасна!!! Никакая энергия уже не способна пробить эти слои жира на актерских телах. А комедиа дель арте, это очень спресованный темпоритм, это сгустки энергии, и не просто пластика, а целая культура жеста. И очевидно, что всего этого не просто не добились, но и представление о поэтике – эстетике и стилистике искусства дель арте, не сформировано.

Вообще, боюсь, что и режиссер, и актеры не понимают к какому культурному пласту они так по-нашему бездумно и грубо прикоснулись. Вот она наша вечная проблема узости профессионального кругозора и профессионального менталитета.

В противном случае артисты бы хотя бы понимали, что маска в комедиа дель арте не атрибут облика, а образ, человеческий тип. И самое главное в искусстве дель арте, не умение маску носить, а доведенная до совершенства способность к неуловимо стремительным переходам от личины к личному, от типичного к индивидуальному, от высокой поэзии к гротеску, от лирики к фарсу, от смешного к серьезному, от того мелкого к великому, от частного к обощенному. Единственный, кто этим умение обладает, это Баярто Ендонов... Его сценическое существование абсолютно осознанно, оправданно, убедительно, и озарено художественным смыслом, он единственный кто в этом спектакле присутствует на сцене всем своим существом. И если бы Юмов хоть раз в жизни пошел за актером, то Калаф бы стал лучшей на сегодня ролью Ендонова, а спектакль не был бы таким пустым, вымороченным и неумным.
Но Олег Юмов, которого Ирина Мягкова, театральный критик, многое и многих повидавшая на своем немалом профессиональном веку, назвала мастером русской режиссерской школы, и я это мнение убежденно разделяю, он режиссер идеи. Идеи всегда неоднозначной, как любит говорить ректор ВСГАКИ, поликультурной, а я бы сказала многослойной, где культурные, интеллектуальные, чувственные, временные смыслы уложены многочисленными, плотными слоями, проникающими друг в друга.

Проблема в том, что местные труппы, с которыми Юмов здесь работал, они к идеям либо вообще равнодушны, либо при всем желании их освоить, эти идеи этим труппам не по росту. Поэтому у нас в любом театре любой спектакль превращается в «оперетту-гала» «студенческой весной», где все понарошку, все в полножки, все по касательной, не всерьез и не честно. Поэтому, нам даже не надо специально вводить местный контекст, венская ли оперетта, или венецианская комедия – мы чью хочешь традицию и какую хочешь идею унавозим.
И вот эти предлагаемые обстоятельства сильнее какой-либо любви.

Комментарии и вопросы героям интервью (4)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^