$ 63.87
68.69
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


30 апреля 2013, 14:34

Не дорогая женщина

«Мы как-то на удивление быстро оскотинились…», - печально констатировал один мой «фрэнд» по социальной сети в ходе обмена мнениями о нашей неказистой и некомфортной жизни. Под «быстро» подразумевались последние лет двадцать. Как раз в это время ковала свою материальную мощь, а вместе с нею и себя, и свое сегодня, героиня спектакля ГРДТ им. Бестужева «Жанна».

Спектакль Анатолия Баскакова «Жанна» по пьесе Ярославы Пулинович вызвал у меня состояние, которое теперь принято модно называть когнитивным диссонансом. С одной стороны, я не могу не восхищаться автором пьесы, которая в свои 25 лет так много, и полно, и точно, знает о 90-х годах, так эпически понимает о них все, и так зорко знает все о природе женского индивида подобного Жанне.  

С другой стороны, я не могу разделить интерес автора к такой героине как Жанна. За последние лет двадцать наша новейшая история этих вот «жанн» обоего пола наштамповала по одной форме в количестве далеко не розничном. А мастера телемыла отгружают в эфир героев и героинь артикула «бизнес-сволочь, выжившая в 90-е» и вовсе оптовыми партиями, не жалея для них клише и штампов. Рассудком я понимаю, что Пулинович, создавая, подобно Островскому, драматургическое полотно нашей жизни во всех ее проявлениях не могла миновать и эти образцы человеческой породы. Но захватывает и покоряет меня в пьесе Пулинович не история, а обаяние таланта автора, театральная природа ее текста, щедрость, с которой она отмерила свободы для постановщика и артистов, ее доверие тем смыслам и трактовкам, которые театр может выстроить из ее мыслей и чувств, из плотных рядов ее слов и фраз.

Кстати, именно отсутствие интереса к героине, и составляет суть конфликта, который рассматривает Пулинович, и это очень определенно прослеживается – ее не слушает никто, ни бизнес-партнер Виталик, ни мальчик по вызову, ни юный любовник. У Пулинович драма Жанны в том, что она создала себе жизнь, про которую может сказать словами купца Кнурова из «Бесприданницы» Островского - «для меня невозможного мало», а при этом, единственный человек в этом мире, который способен ее «слушать», это ее мертвый папаша. И судя по всему, был бы жив, и он бы не стал слушать… И в этом смысле Жанна при всем ее богатстве, конечно, же бедная, а драма ее настолько же общечеловечна, насколько общечеловечна истина «богатые тоже плачут».

Проблема «Жанны» постановленной Баскаковым в неопределенности смыслов и трактовок. С первой сцены про Жанну, исполняемую Мариной Ланиной, понятно только то, что ее человеческая суть нам не непонятна, мы не как не может ухватить – кто она? Прожженная деляга? Не похожа. Шикарная стерва? Ни капельки. Холодная гадина? Ой, нет. Железная леди? Не тянет. Просто сука? Да ну, что вы! Женщина, задыхающаяся без любви? Нет, она дышит ровно. Она устала быть сильной? А басит зычно. Боится подступающей старости? Страха не чувствуем. Сходит с ума от одиночества? Не наблюдаем.

Но наблюдаем женщину, которая уже в первой сцене тревожно, зависимо и как-то мешкотно суетится, словно она какая-то приживалка, тогда как возраст, статус, и возможности, позволяют ей быть и вести себя хозяйкой жизни. Это, как минимум. Но максимум, который предлагает нам сценическая трактовка образа главной героини, это Жанна, которая у жизни вроде бы ничего взаймы не взяла, но сильно сомневается, а действительно ли не взяла? И вот этот внутренний вопрос, эта внутренняя неопределенность не покидает героиню и в следующих сценах.

Но сценическая неопределенность как суть образа, тем не менее, должна быть определенной – перед нами все же не символизм, импрессионизм, или какой-нибудь там мистический дуализм, а вполне себе реалистическая драма. Так сказать, в лучших традициях. К сожалению, то, что мы видим на сцене, снова сделано в лучших бессознательных традициях ГРДТ. Вот Жанна узнает, что молодой любовник ее покидает, и мы не понимаем, что значит для нее это событие, да и событие ли это? Не понятна сама природа ее чувств к этому мальчику –  это, действительно, любовь, или страсть, или тщеславная утеха, или точка приложения нерастраченных сил, или выход из одиночества? Как следствие, необъяснимо, а чего это дама так лютует в отношении парня, который, между прочим, решился поступить с ней честно.

У Жанны, написанной Пулинович, оснований для такой остервенело-расчетливой мести множество. Тут и натренированный собственнический рефлекс, и развитая инерция борьбы, и культивированная страсть к управлению всем, что попадает в ее орбиту. Но главное, что поступок молодого человека заставил ее внезапно обнаружить, что оказывается она уязвима. И все, что Жанна делает, это доказательства того, что уязвимы все, но только не она, это восстановление цельности самовосприятия.

Жанна Ланиной и Баскакова уязвима изначально, и ее поступки, это мазохистски затянувшаяся истерика, у которой только одно основание - отсутствие внутренней цельности. Получается, что драма этой Жанны в том, что к 50-ти годам у нее такие же проблемы с самоидентификацией, какие бывают у подростков. Очень даже может быть, что эта драма даже жизненней и психологичнее той, которую видит в собственной пьесе драматург, ведь, сколько на свете проблем, сколько последствий, порой необратимых возникает из-за того, что люди живут, не осознавая и не осмысливая себя. Но незадача в том, что «Жанна» Баскакова могла бы поставить нас нос к носу с этой проблемой, и не поставила. И на поверхность выходит отношение то, что как человеческий и женский тип, как продукт 90-х годов, давно всем понятно, неинтересно, и давно уже осуждено на вот то самое амплуа «бизнес-сволочи», ну, или «бизнес-дуры» - прагматичной, конечно, же бездуховной, а, главное, человечески мелкой особы.  Поэтому, мы с рассудочностью психотерапевтов следим за необъяснимым смятением героини, а еще менее объяснимые козни с ее стороны, воспринимаем также безвопросно, как сериальные злодейства жертвы сценаристского клише.

Отделаться от ассоциаций с сериалом невозможно еще и потому, что в спектакле неоправданно много сценического пространства и времени отдано видеоряду. Тут и новости, и погода, и виды города за окном авто, и много еще чего. Вообще, этот театральный сезон я бы охарактеризовала так – ничто не предвещало беды, но тут постановщики освоили экраны. С многозначительным видом режиссеры пытаются уверить нас в особой образной силе этих видео-фиговых листочков, которые на самом деле не скрывают, а, наоборот, подчеркивают разные режиссерские немощи.

Живой театр в «Жанне» сверкнул лишь во время короткого диалога со старушкой - Галиной Шелковой, на кладбище. Вот, где действие, наконец, заискрило по-настоящему. Для меня спектакль начался именно с этого момента, когда возникло настоящее партнерство, когда режиссер, вдруг, доверился зрителю и перестал назидать, и, нечто понятное про Жанну возникло не из ее «душераздирающего» монолога, а соткалось из пауз, из вопросов старушки, из взглядов, из молчания. Но как началось ниоткуда, так и не продолжилось никуда. До и после этой сцены, постановка выглядит как инсценированный доклад событий, отягощенный вымученным, тяжеловесным и прямолинейным «глубокомыслием» видеовключений, и таким же навязчивым музыкальным рядом, к тому же звучащим грубо, резко, нарочито.

Многое в постановке «Жанны» рождает чувство несоответствующей тексту пьесы, нарочитости, даже неправды: и это видео; и однозначная примитивность невыразительной и бедной декорации, заставляющая выстраивать сцены исключительно фронтально; и дешевизна обстановки; и костюмы героев, тоже дешевые, не стильные, не актуальные, не отмеченные художественной выразительностью; и дешевый парик героини, и довольно жалкий реквизит – от вида всего трех воздушных шариков впору прослезиться; и плакатное, с выходом на авансцену и обращением к зрительному залу, решение монологов героини.   Но, более всего тяготит все та же невнятность персонажей. Герой-любовник, у которого глаза все время долу, даже если они и не долу. И это из-за такого вот «двоечника» женщину взрослую, выстоявшую, знающую себе цену, так понесло?! Очень смешно. А вот от девочки Кати не смешно. Фальшиво-писклявый голос, кукольные интонации, и судорожная пластика сказочного зайки, которые артистка понимает, как наиболее выразительный сценический эквивалент наива и неискушенности героини, вопиюще лживы и чужды какой-либо правде, и жизненной, и образной, и сценической. Не знаю, как может герой уйти к этой «зайке», если сцены с ней вызывают острейшую физическую реакцию – бежа-а-а-ть! Тем более, что одно из неоспоримых достоинств постановки, это живые голоса и человеческие интонации. Разве, что как-то судорожно басила Марина Ланина, но это, наверное, как говаривал Миша Бальзаминов «от чувств-с».

А вот «кураж» мальчиков по вызову не вызвал никаких чувств кроме неловкости за их неловкость. Мне как-то рассказали, что одна журналистка считает «Жанну» ужасным спектаклем, потому, что в нем же раздеваются! Глядя на сцену с мальчиками, кажется, что артисты тоже так думают. Ну, или наверное, в этот вечер нам с Жанной достались самые дешевые мальчики.

Впрочем, она сама при всех ее счетах, и банковских, и к жизни, получилась не дорогая. Никому не дорогая. Здесь постановка и пьеса наконец-то пересеклись. Но одной точки мало для того, чтобы создать внятный образ и героини и спектакля.

Когда Жанна впервые надевала свой черный парик, кто-то, сидящий позади меня, поинтересовался – «Зачем?» И вот в этом вопросе словно сошлись все НЕ ТЕ вопросы, которые вызывает этот спектакль. У нас множатся вот эти вот «зачем?», «кто она?», «а что еще она?», а должны спрашивать о том, почему то, что мы считаем победой на самом деле поражение, почему благополучие не приносит душевного покоя, почему покорив жизнь, мы оказываемся сломленными. И главный вопрос, который во время и после спектакля должен бы встать перед нами во всей своей мучительности – как сохранить человеческое лицо?



Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^