β
$ 56.76
63.67
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


6 декабря 2013, 17:59

Я против обязательного преподавания бурятского языка

Я против обязательного преподавания бурятского языка всем детям в наших школах. Считаю, что если такой закон будет принят, то этим мы сделаем себе медвежью услугу.

Очень много сказано вслух и про себя по этому вопросу в последнее время. Пикеты, посты в интернете, высказывания чиновников, обращение нашей общественной палаты и обсуждение в Хурале как апогей этой дискуссии ни о чем. Нельзя избавиться от ощущения, что все делается "для галочки", чтобы обмануть себя и успокоиться.

В этой проблеме никто не задает главных вопросов и, тем более, не дает на них никаких ответов. Например, в каком состоянии сейчас находится бурятский язык? Этот вопрос лишь отчасти зависит от количества людей на нем говорящих. Есть языки, на которых говорят миллионы, но они умирают. Есть языки, на которых говорят 50 000 человек, а они далеки от угрозы исчезновения. Как это? Есть несколько языков в Африке, на которых говорят миллионы в повседневной жизни, но сам язык умирает из-за отсутствия словарей, использования его в СМИ, литературы и других письменно закрепляющих его форм. Умрут люди, умрет язык. А есть, например, фарерский, на котором преподают все предметы в фарерском университете, что означает, что языку ничего не грозит. Есть все инструменты, чтобы его использовать, сохранить и изучать, если нужно.

Так что с самим бурятским языком? Можно ли его реально использовать как второй государственный в жизни? Обладает ли он достаточным количеством нужных терминов и понятий для, например, адекватного документооборота? Вопрос для меня открыт. Господин Гулгонов недавно явно продемонстрировал, что такая проблема есть, когда небезуспешно "троллил" следствие, требуя общения по его делу с ним только на бурятском языке. Нужна реальная оценка состояния языка, данная не его эмоциональными носителями, а филологами по научным критериям. Имея такую информацию можно начать работать над, например, заимствованиями из монгольского. Ведь редкие новости о том, что на бурятский перевели один мультфильм и две детские книжки радуют, а должны напрягать, потому что они успокаивают до потери бдительности, а на самом деле этот процесс должен быть постоянным, нормальным, эффективным. Ведь очень хочется, чтобы бурятский язык был государственным не формально, а реально. Так ли это? Что делать, если это не так? Поверьте, пути и инструменты есть. Есть замечательные примеры того,  как языки возрождались, например, валлийский или языки в странах Скандинавии - саамские.

Другой вопрос, которой лежит на поверхности, просто невероятен по сути своей. Ректор БГУ превысил лимит времени, выступая на сессии Хурала, по вопросу преподавания бурятского языка, сетуя на недостаточное государственное внимание к государственным языкам в стране в принципе. Возможно, он прав. Но почему он сам за эти долгие годы ректорства не заставил факультет бурятской филологии наступить себе на лень и гордость, встать и пройти в соседнее здание этого же университета и перенять у своих коллег с ФИЯ самые передовые методики преподавания языков как иностранных?! Если в семье не говорят на бурятском, его невозможно изучить, если тебе его преподают как родной! Отсюда двойки, полное непонимание и нежелание его изучать у детей. А преподавание превращается в профанацию. Результата нет. А в БГУ есть компетентные специалисты, которые умеют давать знания, развивать навыки и умения при преподавании иностранных языков. Они делают это годами и очень успешно. Нужно было просто написать программы, составить учебники, словари и дать им ход на республиканском уровне. Судьбу всего бурятского языка можно изменить в стенах одного университета.

Родители, учителя и даже некоторые депутаты говорят о большой школьной нагрузке на детей. Пять часов русского в неделю, минимум два часа английского, куда еще бурятский втиснуть? Это звучит логично, но только в рамках нашей ситуации, которая по сути абсурдна. Если язык жив, если люди хотят его сохранить, то должны быть школы, в которых и русский, и английский, и история, и алгебра должны преподаваться на бурятском. У нас должен быть не один и не два национальных лицея или школы, а много, особенно в "местах компактного проживания" и, естественно, в Улан-Удэ. Идеальная ситуация? Нереальная? Ее можно достичь, как показывает опыт других стран, практически, за 1-2 поколения.

Парадоксально, но плохая ситуация с владением языка сильно усугубляется самими носителями, которые, не иначе как возгордившись своим знанием языка, мягко говоря, оказывают психологическое давление на представителей своего же этноса, у которых такое отношение к себе вызывает еще большее нежелание иметь что-то общее с языком, который должен был быть родным. Ярким примером является Казахстан, где после обретения независимости, желая возродить свою нацию, культуру и язык после советского влияния, владеющие казахским начали кампанию против казахов, которые языком не владели, и называли их "шала-казахами", что, видимо, одно и то же что и предатели. Это только отрицательно влияет на ситуацию, так как это тянет людей в обратную от языка сторону, не вызывает интереса, вводит в депрессию. Один из путей, по которому идут, чтобы возродить язык - это сознательное и постоянное общение в стиле "наставник - ученик", когда один сознательно хочет учить язык, а второй с радостью, пониманием важности этого решения и уважением оказывает ему такую услугу. Кто из носителей думает в таком ключе? Единицы. Большая масса либо причитает и смотрит как на недочеловека или в лучшем случае отпускает снисходительные комментарии.

Ну и самый главный вопрос, на который не может внятно ответить никто, звучит так: Зачем нужно изучать бурятский язык? Из слов властей от мировых до региональных понятно, что официально есть такая политика сохранить и поддерживать, что, мол, культура, корни, предки, традиции, связь поколений. Но все это в меру, конечно, с оглядкой на сепаратизм. Принцип такой - "говорим, что изучать надо, но если не изучаете, ладно". И это очень правильный, понятный и, возможно, единственно возможный подход власти к вопросу. Поэтому хватит ругать власть и в этом отношении. Проблема в том, что люди не знающие свой язык не могут найти мотивацию, чтобы его изучать и заставить делать это своих детей. Кто виноват? Глобализация? Модернизация?

Эти вопросы легче задать себе и постараться на них самому себе ответить. Я бурят. Моя бабушка говорила на бурятском, но в детстве я чувствовал, что по многим вопросам ей было легче использовать русский. В общении со мной, видимо, тоже. Мы ограничивались лишь неким набором фраз, знание которых умиляло окружающих, но реальных знаний языка мне не давало. Во дворе мы общались только на русском. Родители тоже не говорили, потому что сами выросли в городе. В школе я несколько лет изучал бурятский. Даже играл в сценке про Будамшуу в роли нойона, у которого, кстати, было много слов, но результата это не дало. Деревни, куда бы меня отправляли на лето к родственникам, не было. Фамилия моей супруги заканчивается на "о", и работаю я известно на каком радио. Но вы поймите, что я не чувствую и даже не собираюсь испытывать чувства вины по этому поводу. Почему? Потому что я ощущаю себя бурятом, и никто с пеной у рта не докажет мне, что это не так. Мне никто не докажет, что я недоразвит и неполноценен. Я бурят с культурным кодом советского человека и выбираю гордиться этим. Знание языка не является решающим в вопросе национальности. Приличное знание английского не делает меня американцем. Принадлежность к своему народу - это, скорее, что-то социально-биологическое. Это в первую очередь самосознание. То, кем ты себя ощущаешь. Плюсом к этому я сознательно выбираю строить свое самосознание не только на своей национальности, как и все думающие люди, потому что это только первый, явный и самый простой выбор. Но это уже тема для личной беседы.

Язык - это лишь часть того, что делает нас народом. Важная, но не самая важная. Нужно его изучать? Безусловно. Но делать это успешно можно только отдавая себе как личности и как части народа полный отчет в том зачем, почему, для чего и как это должно происходить. Нужно сначала этим народом себя осознать, и тогда язык пойдет в гору. Навязывать язык - словно толкать веревку перед собой. Язык будет развиваться в общине людей, которые сознательно пришли к выводу, что им это нужно. Это дело волонтеров, группы активных людей, которые подойдут к этому вопросу правильно. Языковые курсы, самостоятельное изучение, общение в формате "мастер-ученик", общение между возрастными группами, установленные нормы, оценка и определение развития языка, словарь, методика преподавания, литература, музыка, СМИ. Если перефразировать слова Кеннеди, обращенные к американцам, можно попросить носителей бурятского спросить себя не "Почему буряты не знают родной язык?", а "Что я сделал, чтобы это изменилось?"

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^