$ 63.91
68.5
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


20 января 2014, 12:37

Не прошло и полгода

«Полгода в доме» - так называлась колонка, опубликованная в блоге в конце сентября прошлого года, вскоре после завершения выборной кампании в стране. Именно в ходе нее муссировался квартирный вопрос, поднятый кандидатом на пост мэра Москвы Навальным по поводу 300-метровой квартиры своего оппонента Собянина.
      
«Официальное расследование наткнулось на формулировку: «Квартира получена В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ». И вопрос съежился ниже плинтуса. Минуточку, но кто этот порядок устанавливает? Ответ очевиден: сами получатели элитного жилья, рассевшиеся на верхних этажах, куда их вознес  политический лифт».
      
Не прошло и полгода, как новые официальные факты подтвердили верность процитированного абзаца, причем, не в столицах, а у нас в Бурятии. Местные получатели элитного жилья, рассевшиеся на верхних этажах, куда их вознес политический лифт, делом доказали, что их замашки ничуть не ниже столичных. Как отметила республиканская прокуратура в самом начале 2014-го, на протяжении ряда лет представители политбомонда РБ сами устанавливали порядок получения квартир, значительно превышающих нормативы предоставления жилого помещения по договору социального найма. В их числе высокие должностные лица. Один из них в марте 2009 года получил ключи от квартиры на 180 квадратных метров. Топ-служащие обрели социальное жилье с превышением площади, как минимум, в три раза. Специализированные жилые помещения получали уже обеспеченные жильем чиновники.
    
История повторяется, но уже в виде фарса. Десятилетие назад министр финансов РБ позиционировал себя бесквартирным. В отличии от других чиновников правительства, улучшивших свои жилищные условия по программе социального жилья, министр,  наученный горьким опытом общения с прокуратурой, в нашумевших списках не фигурировал. Но тут он, пожалуй, перегнул палку – прописался в студенческом общежитии. В то время как завистники насчитали у него две квартиры в престижных районах Москвы, две квартиры в Улан-Удэ, два коттеджа на лоне природы. Но все они были записаны на имя ближайших родственников. Так что министр формально  имел полное право на жилищную субсидию.
    
Трудно не согласиться с комментарием коллеги-колумниста по фактам наступившего 2014-го года: «Зампред, конечно, не обычный человек и сложно допустить, чтобы большой по значимости государственный служащий ютился с супругой и четырьмя разнополыми детьми на 52 квадратах. Для этого, к слову, высокопоставленным чиновникам платят большие деньги, достаточные, чтобы построить просторный дом».
    
Здесь хотелось бы заметить, что герои публикаций зря обижаются на «писак», которые, де, неустанно копаются в чужих карманах и лоджиях. По моим наблюдениям, компромат на них в СМИ и «сигналы» в правоохранительные органы зачастую сливают их же соратники - по месту работы, по месту аферы. Например, проверку Счетной палаты 2003 года (не путать с нынешними проверками!) инициировали «свои» люди из политической номенклатуры, которым не досталось дармовых жилищных субсидий. Так что можно посоветовать обиженным золотое правило всех времен и завмагов: «приватизируешь»  – делиться надо.
    
Ну, пусть бы жил барин в барском же доме – так вроде положено по сану. Одно «но». В то же время в очереди на получение социального жилья в РБ толкаются десятки тысяч обделенных – малоимущие, многодетные семьи, сироты, молодые специалисты и даже ветераны Великой Отечественной войны. Хотя, например, во многих регионах последняя категория в очередях на жилье отсутствует как явление. И вот на фоне острого жилищного голода, когда в Бурятии люди продолжают ютиться в бараках и т.п., отцы нации и их холуи наглядно показали, что готовы искренне  разделить с народом его участь. Для чего временно стать остронуждающимися на бумаге.
    
И даже неважно, что руководство хозяйственно-транспортного комплекса администрации правительства республики пыталось отрицать в СМИ претензии прокуратуры: ХТК не полномочна создавать нормативные акты по распределению жилья, и что порядок распределения этих квартир разрабатывают сотрудники администрации… Аморальна сама тема распределения квартир в обход общей очереди, хвост которой теряется за пределами площади Советов. Здраво рассуждая, топ-служащих вообще надо исключить из списков очередников на получение любого жилья, и предложить приобретать квартиры на свои весьма неплохие доходы.
    
Помнится, скандал о «социальном жилье» 2003-2004 гг. обозленные массы тут же обозвали делом «социальным жульем». С этим ярлыком они вошли в историю – забылись немногие добрые дела, а этот слоган так и останется в недоброй памяти потомков.
    
В 2004 году был принят новый Жилищный кодекс. В 2005 году (с изменениями в 2008-м) прописали норматив жилья за бюджетный счет (по найму) – один на всех, невзирая на статус и положение. Тогда же в РБ состояло на учете около 25 тысяч семей. Сегодня эта цифра не уменьшилась. Это те, что живут вопреки нормативам – менее 18 квадратных метров на душу,  по нескольку человек в комнате, в аварийных домах (ипотека такую квартиру в залог не возьмет). Проживание в одной комнате трех и более человек считается по критериям ООН одним из признаков трущобного жилья.
      
Хотя бедствующих в хрущобах-трущобах новый Жилищный кодекс утешил – они имеют право на бесплатный угол. Но определять, кто имеет право на бесплатную квартиру, а кто нет, закон отписывает местным властям. Им виднее. Опыт распределения жилья из социального фонда у них уже есть. «В установленном порядке».

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^