$ 63.3
67.21
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


7 января 2014, 16:07

Язык до ручки доведет

В ночь под Новый год первый президент Бурятии без пяти минут 12 любил поздравлять народ по ТВ - на  бурятском языке. А уж накануне нового года по лунному календарю толкал в эфире речь на литературном хоринском диалекте. Говорил он прилично, потому что вырос в зоне компактного проживания бурят. В те годы, когда глав региона выбирали, эта тактика приносила успех. У Потапова, по сути, был беспроигрышный электоральный ресурс: русский по крови и обличьем, своими новогодними поздравлялками он завоевывал сердца и титульной нации РБ. И чем хуже были дела во вверенной ему республике, особенно с выплатой зарплаты, тем чаще «шпрехал» на бурятском языке президент республики. В условиях перманентных забастовок президент ввел в 1996 году особый режим управления (ОРУ) республикой. (Журналисты тут же запустили слоган: «ОРУ, ОРУ, а толку?»). Первой мерой в рамках ОРУ стало поднятие цен на вино-водочные напитки. В ответ народ стал в знак протеста пить разбавленный технический спирт. Вторым шагом ОРУ стал «ор № 2» – запрет на завоз водки, окорочков, яиц, мясных консервов, сыров, кондитерских изделий, пива. Но прежде ударили по ненавистной иркутской колбасе. Словом, ворота для местного производителя  были широко раскрыты.
    
И вот тогда-то, проходя по рядам Центрального колхозного рынка (именно «колхозного»!), я заметил изрядно подвыпившего мужичка, торгующего мясом. Продавец был явно из глубинки – говорил на русском с заметным акцентом, точнее, выкрикивал «слоганы».

Особенно его раздражали буряты, говорящие на русском языке. Тем же покупателям, которые обращались к нему на родном языке, он обещал продать мясо с заметной скидкой. А дело было под Новый 1997-й год – как тут без мяса? Это оценили покупатели и стали лихорадочно вспоминать бурятские слова – приветствия и счета.
    
Этот случай  я вспомнил, когда в уходящем 2013 году крупный улан-удэнский ритейлер объявил о невиданной акции – введении ценников на двух языках, русском и бурятском (объявить-то объявил, но так и не ввел).
      
Тем не менее, бурная кампания последних месяцев за сохранение бурятского языка затронула сферы, казалось бы, далекие от педагогики и языкознания. Не сферы – сегменты рынка. Между тем, я предлагал эту меру в СМИ еще в нулевых годах, а вместе с ней и другие. С чего все началось?
      
В преддверии Белого Месяца мы с товарищем пошли на Центральный рынок – купить мяса для достойной встречи Сагаалгаана. Товарищ европейской национальности, который отсутствовал за морями-океанами много лет, заметил: «И ценники на русском!.. А если б они были еще и на бурятском, я бы выучил язык! Хотя бы сленг!»
      
Этот вопрос я адресовал другим моим знакомым – русским, еврею, татарину и… бурятам - тем, кто плохо знал родное наречие. И всюду получал утвердительный ответ: кабы ценники и объявления были на двух языках, они бы захотели выучить язык титульной нации, обиходный его вариант. А один пришел в восторг: «Гениальная идея! Надо идти с ней в правительство!»
      
Увы, идея не моя. В 1992 году Верховный Совет, предтеча Народного Хурала, принял закон «О языках народов Республики Бурятия». Согласно нему бурятскому языку придавался статус государственного наряду с русским. В недрах правительства была создана служба государственного перевода, где без устали переводили многочисленные постановления и указы. Там долгое время работал Мунко, мой знакомый. Он с грустью констатировал, что его труд напрасный: кто будет читать постановления на бурятском? Дай бог, на русском бы его прочитали. Но закон есть закон.
      
Более зримо данный закон РБ исполняется на вывесках правительственных учреждений. Но на фасадах большинства бюджетных организаций, включая федеральные структуры, дублированный текст на бурятском отсутствует (как и на вывесках названий улиц).
      
Сейчас, когда дебатируется вопрос об обязательности/необязательности преподавания бурятского языка в школах, вспомним уроки истории. В 1973 году было прекращено преподавание бурятского языка в школах республики. В 1976-м новый указ – об улучшении изучения русского языка как языка межнационального общения. Это коснулось даже начальных классов населенных пунктов, где проживали одни буряты, чьи дети не знали иного языка, кроме родного.
      
В конце 80-х, когда положение со знанием родного языка стало попросту неприличным, в городских школах возобновили преподавание бурятского. Но леность чиновников привел к казусу. В школы поступили учебники, рассчитанные на детей, знающих язык от родителей. Где их (детей) было взять? Начались мучения учителей-родноведов. Сегодня они говорят, что к изучению родного языка надо подходить как к иностранному. Звучит дико, но таковы реалии, которые только усугубились в новом веке. Лингвисты склонны относить  бурятский язык к исчезающим языкам мира. Без паники: к языкам, которые могут исчезнуть в 22 веке. Утешение слабое, но время есть – впрочем, малое по историческим меркам.
      
Мы находимся в форс-мажорных обстоятельствах. И здесь нужны нестандартные меры.
      
Да, живой язык живет в зонах компактного проживания его носителей. Эти зоны разрушает рынок, заставляя коренное население покидать родные места. Как ни странно, тот же рынок способен оживить язык. Создать среду общения. Наглядный пример – китайские торговцы, которые начинают бегло говорить на русском спустя пару месяцев. На языке, чей синтаксис диаметрально иной. В то же время билингвизм народов Сибири органичен – в обоих языках немало заимствований. Начнем с малого. С извечных обозначений на ценниках и объявлениях пищи, одежды, счета… С пошагового погружения в языковую среду.
      
Рыночные структуры нельзя к тому обязать, но можно заинтересовать.
      
Еще немного истории. В 1931 году бурят-монгольский литературный язык после ряда экспериментов был переведен на латиницу. В музеях издания тех лет смотрятся необычно и – привлекательно. В 1936 году латиница была упразднена. И все-таки современный бурятский язык заимствовал из латиницы отдельные буквы, например, придыхательное «h». Ведь артикулярный ряд англосаксов по ряду позиций в точности совпадает с бурятским! Нынешняя молодежь знает английский – язык Word’а, Columbia Pictures и рок-звезд. Увы, сие тоже реалии. Но на этом можно построить концепцию языкового ренессанса: «Назад, к латинице!».
      
Возвращаясь к новогодним ТВ-поздравлялкам. Похвально, что за пять минут до наступления 2014-го В.В. Наговицын произнес вызубренное «амар сайн». Но перед наступлением Года Синего Коня поздравить  многонациональный народ Бурятии на бурятском языке, не ограничиваясь дежурным приветствием, ему будет проблематично. Никаких претензий: у нас не все буряты на это способны, какой спрос с заезжего? Только вот не стоило бросаться словом: по прибытии за Байкал в 2007-м ВВН обещал выучить язык титульной нации РБ. А, впрочем, зачем? Глав региона нынче назначают, а не выбирают.  









Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^