β
$ 59.66
66.68
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


12 ноября 2013, 17:22

Сто лет одиночества

«Родился в 1913 году по русскому календарю 12 ноября, после 12 ночи, в 5 часов 15 минут. По монгольскому календарю в первый зимний месяц, 27 числа, в ночь».


(Записка из семейного архива Дандарона, написанная по старомонгольски рукой его старшего брата Гу Доржи).

В 1913 году по приглашению местных иерархов ламаизма Бурятию посетил тибетский святой Джаягсэн-геген. Он был 12-м воплощением святого Черного Ворона, защитника веры. На обратном пути в Тибет Джаягсэн-геген умер, а в Кижинге через 9 месяцев в семье ламы родился мальчик, признанный в соответствии с канонами перерождения 13-м воплощением Черного Ворона.

Этим мальчиком был Бидия (Бидиядара) Дандарон. В возрасте семи лет ему был пожалован титул Дхармараджи – Царя в Трех Мирах. А царь в стране Советов был один… В январе 1937-го по ст. 58-11 студент института воздушного флота Дандарон был арестован в Ленинграде.

Отсидев первый срок, после нескольких лет свободы в 1947-м Дандарон был вновь арестован и еще 8 лет находился в «крытке» – в тюрьме под следствием. После смерти Сталина в 1956 году он был официально реабилитирован. Это позволило ему устроиться в  Бурятский институт общественных наук «для оказания помощи в переводах  тибетских книг». Б. Дандарон завоевал имя одного из лучших специалистов в тибетологии и буддологии. За 15 лет работы в БИОНе им написано до ста печатных листов научных статей, 6 монографий, более 50 листов в соавторстве. Плюс множество переводов. Его работы высоко ценил выдающийся ученый-востоковед Ю.Н. Рерих. Постепенно вокруг Дандарона сложился кружок учеников, признавших его Учителем.


Но 31 августа 1972 года Бидия Дандарон был арестован. В третий раз (!) ученый отправился по этапу.

«Это большой срок, для меня старика – бесконечность. Вспоминаю слова прокурора, который уверял, что я в  лагерях подохну на этот раз».

(Из письма. ИТЛ  Выдрино. 23 февраля 1974 г.)

     

Процесс над Дандароном начался в Улан-Удэ в декабре 1972 года – с момента ареста не прошло и трех месяцев. Налицо был политический заказ. Кроме Дандарона на скамью подсудимых намеревались посадить 8 его учеников. Следствие обвиняло их в том, что они совершали на дому религиозные обряды-согшоды в Улан-Удэ, Ленинграде, Тарту, Кижинге. На процессе планировалось более 80 свидетелей, их показания подтвердили бы наличие секты с антисоветскими настроениями, связями с заграницей и международным сионизмом. Были уволены с работы с «волчьими билетами» родственники Дандарона. В Москве, Тарту произведены обыски на квартирах видных ученых. В Ленинграде спецслужбы допрашивали и запугивали преподавателей и студентов восточного факультета ЛГУ.

    

Но обвинение было шито белыми нитками. Это блестяще доказала в четырехчасовой речи адвокат Н.Я. Нимиринская. Тогда после амбулаторной судебно-психологической экспертизы и 15-минутной беседы учеников Дандарона отправили в психдиспансер закрытого типа. На скамье подсудимых остался старый гулаговский зэк. 60-летний Бидия Дандарон получил пять лет лагерей.

    

«Сегодня мое начальство снова сажают меня в ШИЗО на 15 суток, все за отказ работать. Здешние эскулапы (помощники смерти) признали меня трудоспособным, несмотря на то, что искалечили мою правую руку и правую ногу. На руке 4 пальца не разгибаются, я не могу ею поднимать тяжести... Приходится работать наравне с парнями 20 лет». (Из письма 1 октября 1974 г. из ИТЛ Выдрино).

      

Пока ученый медленно умирал на бетонном полу штрафного изолятора, в европейских столицах у посольств СССР прошли пикеты в его поддержку. В Италии были выпущены листовки с требованием свободы узнику совести.  

     

ИТЛ Выдрино специализировался на выпуске шпал. Это тяжелый труд на открытом воздухе. О нравах лагеря говорят обстоятельства, при которых Дандарон получил травму, описанную в письме. На обед тут надо было бежать (могли сожрать пайку). Дандарон поскользнулся, упал, а через него промчалась свора солагерников...  Не исключено, что инцидент был подстроен, учитывая странное поведение «эскулапов, помощников смерти», упрямо признававших трудоспособным явно больного старого человека.

      

Поддавшись уговорам близких, смертельно больной Дандарон обратился с просьбой о помиловании в Верховный Совет СССР. Ответом было молчание. Дандарон умер в лагерном лазарете от непосильного труда.

     

Ученый-великомученик, трижды преследовавшийся государством, так и не реабилитирован за последний срок. В Улан-Удэ нет ни одной таблички, указателя, брошюры, посвященной Б. Дандарону, даже в Бурятском Научном центре, во славу коего он работал много лет. Имя Дандарона и в год его 100-летия в республике под негласным запретом. Не потому ли, что подручные и выходцы из клана его гонителей до сих пор у власти?



 

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^