$ 63.92
67.77
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


3 июня 2013, 17:49

Квадратные колеса

Конфликт возник на пустом месте. В бане на Шишковке кассир Цыренова неожиданно отказалась принимать ценные вещи на хранение. Хотя в предбаннике висело, отпечатанное на принтере, соответствующее объявление.
      
Но кассир Цыренова продолжала упорствовать: «Мы не обязаны! Не обязаны!»
      
Это было загадочно. Я отчетливо видел позади кассира огромный сейф. Разговор поневоле пошел на повышенных тонах. Кассир игнорировала вопрос  о книге жалоб, хотя таковая, согласно объявлению, также находилась в кассе.
      
Наконец, когда подошла дежурная, ключ и деньги от меня были с горестной гримасой приняты, а взамен выдан номерок (значит, услуга была предусмотрена).
    
Между заходами в парилку я думал над загадочным поведением кассирши и пришел к логичному и сногсшибательному выводу, что г-же Цыреновой было… лень. Лень делать лишнее телодвижение. Но она готова, читалось на ее лице, его сделать за плату. Тогда это не было бы оскорблением.
    
«Совок», таким образом, успешно пролез в рыночные времена. Хотя во все времена есть люди, которым противопоказано работать в сфере обслуживания. Может, кассир Цыренова неплохой человек, но не лучше ли ей работать швеей-надомницей? Или клеить конверты на кухне. А то просьбу клиента они воспринимают как личное оскорбление: «Мы не обязаны!»
    
Я  вспомнил давний спор с продавщицей, которая тоже повторяла спасительный слоган. Улан-удэнцы, возможно, не забыли, что в магазинах периода реформ брали плату за полиэтиленовые пакеты. Предложи его сейчас за упаковку, по ту сторону прилавка поднимут на смех. А ведь продавщица никак не хотела верить, что в других городах (как и во всем мире) денег за полиэтиленовую и прочую упаковку не берут: «Мы не обязаны!»
      
Люди могут обратиться к директору, потребовать книгу жалоб и т.д. Могут, но не хотят портить себе настроение. Оно дороже денег. Да и время, как известно, деньги. В этом  расчет «принимающей стороны». Вот и я прекратил эскалацию конфликта и перестал требовать книгу жалоб.
      
С испорченным настроением прошел в моечный зал. Театр абсурда продолжился. Раньше красная и синяя кнопки вентилей  были перепутаны. После моего замечания их поменяли местами, но теперь горячая вода открывалась против часовой стрелки – при мне обжегся мужчина с ребенком. В довершение рассеиватель душа отвалился… Лет десять я хожу в баню на Шишковке и наблюдаю кривые струйки душа. Они падают куда угодно, только не на голову клиента. Я думал, что ржавый колпак-рассеиватель, омывавший тела еще работников Стеклозавода, наконец, заменят. Как бы не так! Присобачили кое-как прежний на прежнем месте.
    
Мы привычно обвиняем в несовершенстве мироустройства власть. Но есть досадные мелочи, которые явно от Кремля не зависят. Например, грязный подъезд.
      
Или когда вы видите на столике кафе «Буузы» рядом с солонкой… туалетную бумагу. Надо полагать, вместо салфеток.
      
Мы усваиваем внешние атрибуты рынка, не вдаваясь в их смысл. С наступлением рынка многие наши сограждане поменяли профессию. Учителя стали «челноками», банкиры – заемщиками, воры – депутатами, инженеры – рабочими, КВНщики – артистами, путаны – офис-менеджерами. И наоборот. А товароведы – мерчендайзерами.  Как у Ильфа-Петрова: околоточный надзиратель после революции переквалифицировался в театральные критики. Такое ощущение, что профессионалы ушли в бессрочный отпуск, а вместо себя попросили поработать случайных прохожих: «Эй, парень, я отойду на минутку, а ты постой у операционного стола. Да не бойся, это просто…»
      
Кругом одни мерчендайзеры, а товар – фальшак.
      
…В буфете подали слипшуюся недоваренную лапшу, облитую кетчупом, и обозвали блюдо «пастой» с соответствующей ценой. Туалетную бумагу почему-то не предложили.
      
…В книге в одном абзаце ошибок – вагон и полный абзац.
    
…В магазине ценники хронически перепутаны (читатели могут продолжить список).
    
В автобусе пассажиры судорожно вцепились в поручни – транспортное средство движется рывками. Нет, колеса не были квадратными – лично удостоверился на остановке. И все равно метров за десять до нее пассажиры с криками валятся друг на друга и сидящих по ходу движения.
Видимо, раньше водитель возил дрова, а не людей. Когда ему делают оное замечание, шофер искренне не понимает, в чем тут разница.
      
В самом деле, какая разница между салфеткой и туалетной бумагой?

Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^