β
$ 59.27
69.67
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


11 августа, 20:43

Сейчас у монголов, на самом деле, развязаны руки - они могут делать всё, что хотят (10.08.2017)

Upload Music - Upload Audio Files -

10 августа 2017 года

Эколог Наталья Тумуреева и общественник Геннадий Климов обсуждают с ведущим программы "Большой повод" Игорем Озеровым отказ Всемирного банка расследовать опасность монгольских ГЭС для объекта всемирного наследия - озера Байкал, решение федеральных властей о сокращении водоохранной зоны Байкала в десять раз, предположение о том, что через несколько лет из-за массововй вырубки лесов в Бурятии озеро Байкал перестанет быть проточным, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Большой повод», в студии эколог Наталья Тумуреева, Наташа, добрый день!

Н. Тумуреева

- Добрый день!

И. Озеров

- Общественник и новый герой нашей программы Геннадий Климов, Геннадий, я вас приветствую!

Г. Климов

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Ведёт программу Игорь Озеров. «Большой повод» посвящён одной теме, и сегодня мы будем говорить об озере Байкал, о том, что с ним происходит, какие угрозы и риски в отношении него имеются, насколько ситуация приобрела уже необратимый характер или может быть какие-то хорошие перспективы у нас есть. Начнём с новости, опубликованной на сайте «Гринпис России» первого августа. Всемирный банк поверил на слово лоббистам проекта монгольских ГЭС и решил не расследовать его опасность для объектов всемирного наследия - озера Байкал. Гринпис считает, что это решение может привести к непоправимым последствиям.

Н. Тумуреева

- Когда мы в прошлый раз разговаривали об этом, я говорила о том, что монголы наконец-то согласились отделить региональную оценка от оценки воздействия на окружающую среду. Но, после этого, буквально сразу пришло сообщение - Всемирный банк отказался проводить расследование. То есть, сейчас у монголов, на самом деле, развязаны руки - они могут делать всё, что хотят. Отчасти, конечно, это наша вина - вина Российской Федерации в том, что мы не смогли доказать Всемирному банку важность этого расследования. А монголы сейчас, наверное, находятся в эйфорическом состоянии.

И. Озеров

- Геннадий, ваше отношение к монгольским ГЭС, которые планируют построить на Селенге?

Г. Климов

- В отношении монгольских ГЭС звучат общие фразы - это обернётся катастрофой для Байкала. А почему?

И. Озеров

- Мнения самые разные – кто-то говорит, что будет цунами, кто-то говорит, что не будет ничего.

Г. Климов

- Как я понял из общественных слушаний в минприроды в мае этого года, забор воды на наполнение водохранилища будет проводиться в объёме 2,5 кубометра в секунду, а это менее процент от того, что даёт Селенга на границе Монголии и России. Там водосток Селенги составляет 339 кубометров в секунду. Далее, пока на слуху три ГЭС – Шурэнская, Эгийн-Гольская и Орхонская.

Н. Тумуреева

- Орхон – это водохранилище.

Г. Климов

- Согласен, но, тоже гидросооружение.

Н. Тумуреева

- Гидротехническое сооружение.



Г. Климов: Как я понял из общественных слушаний в минприроды в мае этого года, забор воды на наполнение водохранилища будет проводиться в объёме 2,5 кубометра в секунду, а это менее процент от того, что даёт Селенга на границе Монголии и России



Г. Климов

- Да. Интрига в чём - эти гидростанции запроектировали мы когда-то…

И. Озеров

- Советские инженеры.

Н. Тумуреева

- В советское время.

Г. Климов

- Да, и обосновали, что им нужны эти гидростанции. И их не три там, а, как я посмотрел по карте, значительно больше. Нам не говорят цифры, а монголы эти цифры привели – так это мизерное влияние на Байкал – 2,5 куба в секунду! Поэтому, я думаю, что противники строительства этих гидротехнических сооружений в Монголии должны аргументировать свою позицию цифрами и фактами. Что может произойти при стечении каких-то наихудших обстоятельств для Байкала? А пока я вижу, допустим, данные Большой Советской энциклопедии – водосток Селенги был 935 кубов в секунду. На моих глазах он упал в два раза. То есть, мы со всей нашей российской территории даём меньше воды в Байкал, чем Монголия.

И. Озеров

- И что следует из приведённых вами цифр – вы за ГЭС или против?

Г. Климов

- Я не категорически против.

И. Озеров

- Но, всё-таки, против?

Г. Климов

- Да, но, если будут весомые аргументы.

Н. Тумуреева

- Когда мы были на общественных слушаниях в Иркутске, они проходили в Академии наук. Там выступали учёные Лимнологического института, изучающего Байкал уже много лет. И они как раз-таки приводили цифры, причем, возник небольшой спор, потому что наши приводили одни цифры, а монголы – совершенно другие. Я была на всех 13-ти общественных слушаниях, и монголы меня не убедили. Я считаю, что нам была предоставлена неполная и недостоверная информация.

Г. Климов

- Наташа, а в чём конкретно заключается вред Байкалу?

Н. Тумуреева

- Гидрологи часто говорят – вы посчитайте сами на примере бассейна с трубами – сколько впадает, и сколько вытекает. Но Байкал нельзя рассматривать как бассейн. Во-первых, это экосистема, и при любом изменении стока всегда будут последствия для живых организмов. Например, какое самое большое последствие будет для Селенги? Во-первых, уменьшится её сток во время наполнения водохранилища. Мы посчитали – если взять объём, который они планируют отбирать, они будут 30 лет наполнять это водохранилище. Так не бывает - водохранилище будет заполняться от трёх до шести лет. То-есть, в течение трёх-шести лет в Селенгу будет поступать меньше воды. Затем, рассмотрим Шурэнскую ГЭС. Когда электроэнергия нужна больше людям? Зимой - летом электроэнергии требуется меньше. То есть, летом у нас будет накапливаться водохранилище, и сток реки будет меньше, а зимой эта вода будет спускаться. А в естественных условиях у нас всегда наоборот - летом у нас уровень воды в реке поднимается, а зимой он всегда опускается. Но, после строительства ГЭС внутригодовой сток поменяется с точностью до наоборот, и это, естественно, отрицательно скажется на всех живых организмах, которые живут в реке Селенге, в том числе, и на селенгинской популяции омуля, который идёт туда нереститься. Летом, если воды будет меньше, она будет прогреваться выше нормы, а зимой это грозит тем, что будут проявляться заторно-зажорные явления – у нас будет уже лёд стоять, а они будут воду спускать. У нас такие случаи уже были в селе Солонцы, когда в пойму выносило лёд, и даже некоторые дома сносило. Это уже доказанный факт, причём на реке Ангаре, и сами иркутяне проводят эти исследования, и приводят это в пример. И на западе России есть такие примеры, когда на втекающей реке строятся ГЭС.



Н. Тумуреева: Когда электроэнергия нужна больше людям? Зимой - летом электроэнергии требуется меньше. То есть, летом у нас будет накапливаться водохранилище, и сток реки будет меньше, а зимой эта вода будет спускаться. А в естественных условиях у нас всегда наоборот - летом у нас уровень воды в реке поднимается, а зимой он всегда опускается



Г. Климов

- То есть, такие явления происходят, когда падает уровень воды в реке?

Н. Тумуреева

- Здесь основная проблема в том, что изменится внутригодовой сток - летом уровень воды будет опускаться, а зимой, наоборот, подниматься. То есть, природной сток реки изменится на 180 градусов.

Г. Климов

- То есть, вы полагаете, что ГЭС будут влиять на сток на десятки процентов?

И. Озеров

- С точки зрения экологии я прекрасно эти вещи понимаю, с учётом того, как в Малом море бросили электрокабель на Ольхон, и местные жители жалуются, что рыба оттуда ушла из-за того, что электромагнитное поле от этого кабеля.

Н. Тумуреева

- Монголы ещё говорят – мы вас будем спасать от наводнений - если будет половодье, мы будем перекрывать створы. Но, если посмотреть на это без всяких эмоций: как у нас между двумя субъектами - Иркутской областью и Бурятией – осуществляются взаимоотношения по поводу уровня того же Байкала? Достаточно сложно, по звонку это не делается. А в соседней стране как? Когда начинается наводнение, счёт идёт на часы - как мы сможем достучаться до монгольского правительства, чтобы они перекрыли створ? Много вопросов, и монголы не могут на них ответить.

И. Озеров

- Совсем недавно была принято важное решение по Байкалу во время визита Путина в Бурятию. Глава минприроды Донской объявил о том, что есть решение сократить водоохранную зону в десять раз. Самые разные мнения по этому поводу высказываются, чаще говорят, что местным жителям нет жизни после определения этой водоохранной зоны, а сейчас, наверное, будет хорошо. 17 из 44-х населённых пунктов исключены из этой зоны. О чём идёт речь, что происходит и зачем это всё делается?

Н. Тумуреева

- Эта неблагодарная тема, но, я постараюсь пояснить без эмоций что такое водоохранная зона и центральная экологическая зона. Водоохранная зона – это из Водного кодекса, который был принят в 2008 году. А Центральная экологическая зона – это из закона о Байкале. Есть постановление о запрете на виды деятельности в Центральной экологической зоне, у которой в 2006 году были определены границы, и она уже нанесена на карту – всё!

И. Озеров

- Это величина неизменяемая.

Н. Тумуреева

- Да, есть координаты узловых точек, и это всё закреплено постановлением. Перечень запрещённых видов деятельности в Центральной экологической зоне достаточно большой – там тоже нельзя ни разрабатывать полезные ископаемые, ни строить заводы, в том числе перерабатывающие и мусоросжигательные, нельзя сливать воду на рельеф. Кстати, здесь есть коллизия в законодательстве – сточные воды в Байкал можно сливать, а на рельеф в центральной экологической зоне – нет. Понятно, что в своё время это было сделано для Байкальского ЦБК…

И. Озеров

- БЦБК уже не работает.

Н. Тумуреева

- А норма осталась. По идее нужно запретить сливать стоки в Байкал. Но, вернёмся к вопросу – для всех водных объектов России существует водоохранная зона, и у каждого объекта она своя. Для озера Байкала до 2016 года она было 500 метров. В водоохранной зоне тоже есть ограничения, и они во многом схожи с ограничениями Центральной экологической зоны. В 2017 году вышло постановление, по которому водоохранную зону практически приравняли к Центральной экологической зоне.

И. Озеров

- А какая до этого была больше?

Н. Тумуреева

- Центральная экологическая зона намного больше - где-то 80 километров от уреза воды, где-то 60 километров - примерно на таких расстояниях. А водоохранная зона резко стала очень большой, и очень много населённых пунктов попало в эту водоохранную зону. И здесь сразу начались истерики - нам тут жить не дают, кладбище нам расширить не дают, то нельзя, это нельзя. Я считаю, что это было сделано зря, потому что людям просто не пояснили, что их жизнедеятельности не было нанесено огромного урона. По тем же кладбищам - у каждого поселения есть территориальная схема, где территория кладбищ запланирована с запасом, а закон обратной силы не имеет, соответственно, можно было продолжать жить в том же темпе. Почему я не согласна с такой большой водоохранной зоной – для чего её сделали такой огромной, если у нас всё равно водоохранное законодательство соблюдаться не будет. То есть, для того, что соблюсти водоохранное законодательство, нужно во всех сёлах проложить асфальтированную дорогу, установить автостоянки для автомобилей, либо оставлять автомобили за пределами водоохранной зоны, то есть, за 80 километров от уреза воды – пожалуйста, оставляйте свой автомобиль…

И. Озеров

- И ни в чём себе не отказывайте.

Н. Тумуреева

- Да, и идите до Байкала пешком. Затем, каждое село должно быть обеспечено водопроводом и канализацией. То есть, это огромные деньги, которые бюджет нашей республики никогда не выделит, и федералы нам этих денег тоже никогда не дадут. Я считаю, что водоохранную зону надо было сохранить на уровне пятисот метров, а Центральную экологическую зону оставить в своих границах. А нынешняя историка по поводу того, что водоохранная зона сократится и разрешат строить на Байкале высотные дома и разрабатывать полезные ископаемые – это тоже неправда, все эти ограничения есть в Центральной экологической зоне.

Г. Климов

- Я в целом согласен с точкой зрения Наташи, всё-таки практически лучше вернуться к 500-метровой водоохранной зоне.

И. Озеров

- В программе «Большой повод» принимали участие Наталья Тумуреева и Геннадий Климов, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

Н. Тумуреева

- До свиданья!

Г. Климов

- До свиданья!


© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^