β
$ 58.53
69.33
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


16 марта, 12:12

Я трезвый только сегодня, потому что остаюсь тем же самым зависимым (15.03.2017)

Embed Music - Audio Hosting -

15 марта 201 года

Выздоравливающий наркоман и алкоголик Егор Иванов обсуждает с ведущим программы "Большой повод" Игорем Озеровым свою историю жизни с 16-летним стажем героинового наркомана, возвращение к трезвой жизни, био-психо-социо-духовную зависимость людей, страдающих от алкоголизма и наркомании, и пути их избавления от этих болезней зависимости.

 (с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Большой повод», в студии Игорь Озеров, и я рад приветствовать нового гостя нашей программы - это Егор Иванов, выздоравливающий зависимый наркоман и алкоголик, правильно?

Е. Иванов

- Правильно, здравствуйте!

И. Озеров

- Мы будем говорить именно об этих вещах, об этих пороках, вредных привычках, зависимости, болезни - все по-разному эти вещи называют. Егор, давай начнём с истории твоей жизни.

Е. Иванов

- Моя личная история, наверное, как и у большинства зависимых. Сначала было употребление в девяностых, когда одним из решающих моментов была уголовная романтика. Вообще, зависимость начинает развиваться через подмену авторитетов - я начал употреблять для того, чтобы быть принятым.

И. Озеров

- В некое криминальное сообщество или в подростковую среду?

Е. Иванов

- В том числе, можно назвать это одним словом – «улица».

И. Озеров

- Но не все же подростки криминальные.

Е. Иванов

- Ну, да, есть такие домашние наркоманы – съездил, взял, употребил и сидит дома за компьютером. Но, так или иначе, всё равно они оказываются в этой среде, потому что желание употреблять растёт и толкает на разного рода преступления. Моя история ничем не отличается от историй других людей. Я в своё время также оказался на улице - дома мне было неуютно. На улице нужно было каким-то образом выживать, и в мою жизнь пришла уголовная романтика. Для того, чтобы быть принятым, я стал употреблять, хотя у меня не было особого желания – «я хочу употреблять наркотики».

И. Озеров

- Это был некий атрибут.

Е. Иванов

- Да. Есть такая штука - неумение сказать «нет», меня этому не научили. Была эйфория от первого употребления.



Е. Иванов: Я в своё время также оказался на улице - дома мне было неуютно. На улице нужно было каким-то образом выживать, и в мою жизнь пришла уголовная романтика. Для того, чтобы быть принятым, я стал употреблять, хотя у меня не было особого желания – «я хочу употреблять наркотики»



И. Озеров

- Вначале-то, наверное, алкоголь в жизни появился.

Е. Иванов

- Алкоголь - это общепринятый наркотик, его продают везде. Я в первый раз попробовал алкоголь в школе, а сейчас я говорю об употреблении тяжёлых наркотиков. Лёгкие наркотики я начал употреблять в конце школы, и на первом курсе института я уже был готовым наркоманом, у меня уже произошли какие-то личностные изменения, я стал скрывать, что я употребляю. В других семьях есть такая практика, сын или дочь могут сказать родителям - я попробовал наркотики и мне не понравилось. И они знают, что их не будут осуждать.

И. Озеров

- Высокая степень доверия между родителями и детьми. При этом немаловажный аспект - родители не должны наказывать за правду. В моём случае такого не было, и я начал употреблять тяжёлые наркотики, это был 1993 или 1994 год. Первое время была эйфория, мне нравился ореол какой-то скрытности, уголовная романтика, милиция хватает наркоманов.

И. Озеров

- Тебя хватали?

Е. Иванов

- Нет, меня не хватали, я был очень хитрым наркоманом.

И. Озеров

- Домашним?

Е. Иванов

- Нет, я был социально приемлемый молодой человек. Я вырос в интеллигентной семье, мог грамотно изложить свои мысли, короче, вводил в заблуждение, и мне очень часто удавалось уходить от возмездия.

И. Озеров

- Родители что-то подозревали?

Е. Иванов

- Нет. Родители поняли это уже где-то в середине употребления мной тяжёлых наркотиков. Наркоман рано или поздно, как говорится, палится со всеми этими делами - долго скрывать употребление практически невозможно. Мне как-то удавалось это скрывать, родители предполагали, что я употребляю алкоголь и лёгкие наркотики, но о тяжёлых наркотиках речь не шла. А потом меня вычислили, нашли атрибуты употребления – шприцы, и так далее. Мы переговорили с отцом, и я сказал, что попробовал и мне не понравилось. А на самом деле я уже плотно сидел на игле. Естественно, я наобещал отцу, что не буду употреблять - я тогда ещё и спортом занимался, а наш разговор состоялся, когда мы поехали с семьёй кататься на лыжах.

И. Озеров

- Сколько лет тебе было?

Е. Иванов

- Лет 25-26.



Е. Иванов: Наркоман рано или поздно, как говорится, палится со всеми этими делами - долго скрывать употребление практически невозможно. Мне как-то удавалось это скрывать, родители предполагали, что я употребляю алкоголь и лёгкие наркотики, но о тяжёлых наркотиках речь не шла



И. Озеров

- Ты в то время жил с родителями?

Е. Иванов

- Нет. У меня было в жизни несколько этапов – я женился, разводился, опять женился и разводился. Я сейчас анализирую свою жизнь, и понимаю, что женился в первый раз, потому что мне это было выгодно – моему наркоману, так скажем, было выгодно. Я жил в другой семье, это отдельная жилплощадь, за мной никто не наблюдает, никто меня не контролирует.

И. Озеров

- А супруга?

Е. Иванов

- Мы вместе выпивали, и она естественно была против моего потребления (наркотиков), но по большому счёту она ничего сделать не могла – основной заработок в семье был мой, я мог ей манипулировать, что успешно и делал, то же самое было и во второй семье. Если говорить о том, что приносило мне употребление, то в конце уже радости особой-то и не было. Единственное, что меня интересовало – это наркотики. Даже находясь в семье, сидя вечером дома, всё равно моя голова не останавливалась. Есть такое выражение - зависимый из любого положения пытается обеспечить себе употребление, голова варит только в этом направлении. Ложишься спать - думаешь, где завтра взять, просыпаешься – думаешь, где взять, кого обмануть, где украсть, каким образом заработать.

И. Озеров

- Похоже на поведение алкоголика.

Е. Иванов

- Алкоголики и наркоманы – это зависимые, у них единственная разница - это поведенческий уровень. Наркоманов нужно затратить немного больше энергии на то, чтобы обеспечить себе употребление. У меня были такие случаи, что я вставал в три часа ночи «на кумаре», когда ты не можешь ни лежать, ни сидеть, ни стоять - вообще ничего не можешь, ужасное состояние! Но желание употребить - это такая огромная подъёмная сила, которая в три часа ночи тебя заставляет зимой выходить на улицу, где-то украсть 200-300 килограммов металла, волочь это на себе, как-то продать его, потом найти наркотики и употребить их, чтобы тебя ещё милиция не взяла.

И. Озеров

- Буквально это с тобой и происходило?

Е. Иванов

- Да. Я уже понял, что нам мне это радости не приносит - я уже и употреблять не мог, и не употреблять не мог. Жизнью это уже не назовёшь - мышление уже тоннельное. Зависимый рано или поздно приходит к тому, что постепенно стираются духовные принципы. Человек начинает воровать из семьи, и так далее – что у алкоголиков, что у наркоманов наступает такой период, хотя, первое время, это благообразный вид, ясные глаза и речи про трезвость. Не каждый алкоголик может до этого докатиться, он может всю жизнь спиваться и не спиться. Наркоману тяжелее – это уголовная составляющая, и человек скатывается быстрее, долго продолжаться это не может, всё равно конец наступает.



Е. Иванов: Желание употребить - это такая огромная подъёмная сила, которая в три часа ночи тебя заставляет зимой выходить на улицу, где-то украсть 200-300 килограммов металла, волочь это на себе, как-то продать его, потом найти наркотики и употребить их, чтобы тебя ещё милиция не взяла



И. Озеров

- Что происходило дольше?

Е. Иванов

- В 2006 году у меня родилась дочь, и я уже окончательно понял, что я и употреблять не могу, и не употреблять не могу. Это было озарение или крайняя степень унижения и боли от этого осознания.

И. Озеров

- У тебя сохранялась семья, работа?

Е. Иванов

- На тот момент у меня уже была третья семья, у меня родилась дочь, ей было два месяца. Для мня это был последний бастион - я поклялся здоровьем своей дочери, что больше не буду употреблять. И этот бастион рухнул, я совершенно чётко помню этот момент - переломный момент в моей жизни. Ко мне подъехал мой соигольник…

И. Озеров

- Соигольник?

Е. Иванов

- Соупотребитель, соигольник. Он просигналил внизу, и я понял, что я своей жизнью не управляю. Я вроде и не хочу, я же пообещал, (поклялся) самым святым в моей жизни, это был желанный, долгожданный ребёнок, но меня ноги несут, я надеваю дублёнку, шапку… Когда я употребил, у меня была одна единственная мысль в голове - что же я за скотина такая? Это была последняя степень унижения - я ничего не мог с этим сделать. Жена рассказала моим родителям, что я употребляю, и я ей очень благодарен, что она это сделала – с этого началось моё всплытие.

И. Озеров

- Родители были в неведении?

Е. Иванов

- Они не знали, я умело всё скрывал. У меня была бригада, мы занимались евроремонтом, причём бригада состояла из моих соупотребителей.

И. Озеров

- Работать получалось, несмотря ни на что?

Е. Иванов

- Да, во всех сферах я себе обеспечивал комфорт, мой наркоман был изощрённый и продуманный. Когда жена всё рассказала моим родителям, мы решили что-то делать. Я слышал про реабилитационные центры, и совершенно случайно, я не знаю, кому молиться, но выбор пал на ангарский реабилитационный центр «Перекрёсток семи дорог». В 2007 году я вернулся в социум из Ангарска, проведя там год. Я вернулся другим человеком.

И. Озеров

- Как там всё происходило?

Е. Иванов

- Директор центра был одним из инициаторов сертификации реабилитационных центров. Есть определённые требования, которые предъявляются к таким центрам - наличие дипломированных сотрудников, у них должно быть высшее образование.

Е. Иванов

- Медицинское?

Е. Иванов

- Психологи. Минимальные условия по санпину, не должно быть удержаний, и так далее. В нашем регионе это центр является образцом. Он до сих пор существует, успешно работает, и из Бурятии мы народ периодически туда отправляем. Наверное сейчас там процентов 30 пациенты из Бурятии.

И. Озеров

- Сложно было в течение года? Это было твоё желание туда отправиться или силком запихивали?

Е. Иванов

- Меня не запихивали, скорее всего, это было желание от безысходности. Я не знал, что делать, и не знал, как это будет. Для наркомана лишиться самого любимого вещества – это крах!

И. Озеров

- Это, наверное, ещё в большей степени чем для алкоголика. Люди сильно трагедизируют эту ситуацию – да, мне сейчас плохо, но как жить-то дальше (без алкоголя) - это беспросветность полная.

Е. Иванов

- У меня было состояние отчаяния, и я готов был на всё. Я ехал куда-то в неизвестность, в Ангарск, и что там будет, я не знал. На реабилитации было тяжело, потому что не употреблять, бросить употреблять легко, а вот не начать употреблять – это совершенно другой разговор. Есть такое понятие – био-психо-социо-духовная модель зависимости. У меня произошли изменения на биологическом уровне, на уровне психики, в социальном плане. У меня были моменты, когда я шёл по улице, видел одноклассника и переходил на другую сторону дороги, чтобы он меня не встретил. И духовная сфера – я был духовным банкротом, все барьеры были сметены употреблением наркотиков. А в реабилитационном центре занимаются восстановлением всех этих сфер жизни. Процесс это тяжёлый, и изменения происходят внутренние, а не внешние. У меня появились какие-то принципы, я живу сегодняшним днём, я не витаю в иллюзиях, как мне будет хорошо в будущем, и я не живу прошлым. Когда я закончил реабилитацию, то приехал в Улан-Удэ.

И. Озеров

- Ты был уже полностью в себе уверен?

Е. Иванов

- У меня были знания. Слово «уверенность», оно может меня подвести, для меня это «самоуверенность», из разряда очень опасных для меня вещей. Есть золотое правило – я трезвый только сегодня, потому что у алкоголиков и наркоманов есть такая фишка - я не буду пить год, он это обещает.

И. Озеров

- Сидит в этой трезвой тюрьме и ждёт.

Е. Иванов

- Он терпит, а я не терплю. Я трезвый только сегодня, потому что остаюсь тем же самым зависимым. Всемирная организация здравоохранения признала химическую зависимость неизлечимой, смертельной и прогрессирующей болезнью. То есть, я не излечусь никогда, меня периодически могут посещать желания употреблять, это может быть в зависимости от ситуации, в которую я попадаю. Но именно сегодня я трезвый и чистый от наркотиков и от алкоголя – эта фраза для меня работает. Есть содружества анонимных алкоголиков, анонимных наркоманов, я знаю многих ребят из этих сообществ, я посещаю открытые собрания, и этими вещами пользуются практически все. Одно из правил этих сообществ – свобода, тебе там не будут говорить, что тебе нужно делать, тебе просто рекомендуют. Если ты хочешь достичь определённого результата, ты можешь использовать это, это и это, а дальше уже твой выбор. В 2007 году мне был предоставлен этот выбор, и первое время было тяжеловато. Я как раз приехал перед Новым годом, и было очень тяжело, потому что эйфория, всенародный праздник, и так далее - эмоциональный фон, он же давит.

И. Озеров

- Тебе было 33 года.

Е. Иванов

- 34. Мне удалось пережить первый Новый год.

И. Озеров

- Семья как поддерживала тебя или не поддерживала?

Е. Иванов

- Семья – это отдельный разговор, это было увлекательным экспериментом. Я приехал и сказал, что у меня дома зона безопасности. Я бросил курить, бросил пить, бросил колоться и выкинул все атрибуты употребления. У меня дома не было ни рюмок, ни алкоголя, ни пустых красивых бутылок от алкоголя, которые раньше коллекционировали – всё это было безжалостно выкинуто на помойку. Дочери тогда исполнился год, были приглашены обе семьи родителей, и правила были озвучены – у меня дома не употребляют. Сок, покушать, но алкоголя нет.

И. Озеров

- Бунт не пытались поднять?

Е. Иванов

- Нет. Жена у меня тоже уже была продвинутой в этом плане…

И. Озеров

- Сколько ты с ней на тот момент жил?

Е. Иванов

- Три или четыре года.



Е. Иванов: Я приехал и сказал, что у меня дома зона безопасности. Я бросил курить, бросил пить, бросил колоться и выкинул все атрибуты употребления. У меня дома не было ни рюмок, ни алкоголя, ни пустых красивых бутылок от алкоголя, которые раньше коллекционировали – всё это было безжалостно выкинуто на помойку



И. Озеров

- Когда вы поженились ты уже был наркоманом. Она знала, за кого выходила?

Е. Иванов

- Нет, не знала. А в день рождения дочери я смотрел на моих родителей и понимал, насколько болезнь есть даже у, вроде бы, независимых людей. Они до того привыкли употреблять алкоголь - день рождения у дочери, а бухают-то взрослые! (смеются).

И. Озеров

- Дочь-то не бухает!

Е. Иванов

- Дочери вроде оно и не надо. Собрались папа, мама, дедушки, бабушки, вроде праздник, а они сидят и минут 30 было напряжение, как раз, когда должны быть первые три рюмки, чтобы сломать барьер и разговориться. Напряжение прямо висела в воздухе, а мы сидели с женой и ржали. Потом потихоньку все уже привыкли, и начали видеть, что происходит в действительности. Эти стереотипы мышления, стереотипы поведения нам навязаны нам обществом, нашими родителями, дедушками, бабушками – это всё тянется из прошлого.

И. Озеров

- Как сказал один из моих собеседников – у нас нет выбора, нам говорят - ты либо будешь всю жизнь пить культурно, либо сопьешься, другого варианта тебе не предлагают.

Е. Иванов

- Это, так называемая, «культура пития», а культура не пития у нас не предполагается. А, оказывается, так можно, оказывается, возможно жить без алкоголя, оказывается, можно жить без наркотиков.

И. Озеров

- В программе «Большой повод» принимал участие Егор Иванов, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

Е. Иванов

- Спасибо, до свиданья!


© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^