$ 57.94
61.26
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


7 ноября 2016, 08:37

Анна Банаева: Нынешнее плачевное состояние бурятского языка связано с отходом от старомонгольской письменности (03.11.2016)

Download Music - Embed Audio -

3 ноября 2016 года

Прозаик, поэт, переводчик Анна Банаева и редактор газеты «Нютаг Хэлэн/Диалекты» Дулма Баторова дискутируют о необходимости поддержки диалектов бурятского языка, причинах, по которым ЮНЕСКО присвоила бурятскому языку статус "Есть угроза исчезновения" и путях решения этих проблем.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Клинч», в студии Игорь Озеров. Наша программа – это спор, ограниченный лишь секундомером и корректностью формулировок. Я представляю своих гостей – это Дулма Баторова, редактор газеты «Нютаг Хэлэн/Диалекты», здравствуйте, Дулма!

Д. Баторова

- Здравствуйте!

И. Озеров

- И Анна Банаева, прозаик, поэт, переводчик и блогер, здравствуйте, Анна!

А. Банаева

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Тема нашей программы - имеют ли право на существование диалекты бурятского языка или все усилия надо бросить на поддержку и развитие литературного бурятского языка. Небольшая справка: бурятский язык - это ык бурят и баргутов, один из двух, наряду с русским, государственных языков Республики Бурятия. В 1936 году на лингвистической конференции в Улан-Удэ хоринский диалект бурятского языка был выбран в качестве основы литературного языка. Всего насчитывается 14 диалектов бурятского языка – хоринский, сонголо-сартульский, северо-селенгинский, баргузинский, эхиритский, булагатский, аларский, унгинский, боханский, тункинский, окинский, нижнеудинский, новобаргутский, старобаргутский. В бурятском языке нет существенных различий, препятствующих взаимопониманию носителей разных диалектов, он используется в обиходно-бытовой речи, на литературном бурятском языке издаётся художественная оригинальная и переводная общественно-политическая и учебно-научная литература. Выходят республиканская газета «Буряад Унэн» и районные газеты, бурятский язык используют оперный и драматический театры, есть радио и телевидение. Статус бурятского языка, присвоенный ЮНЕСКО – «Есть угроза исчезновения». Один из поводов, по которым мы сегодня нашу передачу открыли - первая годовщина существования газеты «Нютаг Хэлэн/Диалекты», редактором которой Дулма Баторова и является. Газета замечательна тем, что публикует свои материалы на разных диалектах бурятского языка. Дулма, как появилась идея выпуска газета и почему вы считаете её формат нужно и актуальным?

Д. Баторова

- Да, наша ежемесячная газета выходит уже год, в октябре мы начали новый отсчёт, и газета имеет только положительные отзывы. Мы с главным редактором, профессором Цыреном Цыдыповичем Чойроповым работали весь год бесплатно, находили спонсоров на выпуск нашей газеты. Цель её очень простая и ясная – поддержка живых языков, диалектов этнической Бурятии, обмен мнениями и информацией. В Улан-Удэ уже шестое поколение не знает бурятского языка, и читая нашу газету, люди вспоминают родную речь, некоторые говорят на своих диалектах. Наша газета – это первое и единственное издание на информационном рынке Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края. Вообще, язык – это бездонная тема и в каждом диалекте есть свои бриллианты. На днях я зашла в правительство узнать о грантах до конца года, и мне ответили, что они будут только в марте-апреле. Я очень удивилась позиции чиновника, занимающего высокий пост. Она мне ответила – мы не будем поддерживать диалекты. Если будете писать на гранты – пожалуйста, пишите (на литературном языке), мы их поддержим. Я хотела бы пояснить, что понятие диалекта сейчас уже устаревшее и ошибочное. Слово «диалекты» применялось в 20-х годах XX века, когда сама наука лингвистика была на таком же уровне. У европейских народов существовали диалекты, например, каталонский, а в 70-х годах двадцатого столетия мировая наука признала, что так называемые диалекты являются самостоятельными языками, им нужна всемерная поддержка и государства, и общества.

И. Озеров

- То есть, у нас 14 бурятских языков?

Д. Баторова

- Да.



Д. Баторова: Мы с главным редактором, профессором Цыреном Цыдыповичем Чойроповым работали весь год бесплатно, находили спонсоров на выпуск нашей газеты. Цель её очень простая и ясная – поддержка живых языков, диалектов этнической Бурятии, обмен мнениями и информацией. В Улан-Удэ уже шестое поколение не знает бурятского языка, и читая нашу газету, люди вспоминают родную речь, некоторые говорят на своих диалектах



И. Озеров

- А почему вы тогда газету назвали «Нютаг Хэлэн/Диалекты»?

Д. Баторова

- Дело в том, что в 70-х годах наша бурятская педагогика окончательно порвала связи с мировой наукой, это случилось благодаря политике партии и тоталитарному режиму. Когда наш народ был раздроблен на три части, буряты уже не могли говорить о своих интересах. Вообще, если углубиться в историю, то в 1923 году, когда была образована наша автономная республика, на заседании Бурятского учёного комитета собрались представители от всех территорий, где проживали буряты. Они стали обсуждать, каким должен быть язык бурят-монголов в Советской России. Учёные предлагали разные варианты, и, в конце концов, выбор пал на нашу забайкальскую сторону. Педагог из Бохана Коняев сказал, что нужно выбрать один из забайкальских диалектов, который ляжет в основу будущего литературного языка.

И. Озеров

- Спустя 13 лет это произошло.

Д. Баторова

- Предполагалось, что основа будущего литературного языка будет обогащаться лексикой всех диалектов бурят- монголов, но этого не случилось.

И. Озеров

- Анна, вопрос к вам – далеко не все в Бурятии позитивно оценивают деятельность по возрождению диалектов, считая, что такая диалектная мешанина, если утрировать, коверкает язык, мешает развиваться литературному языку. Проблема очень сложная, острая и деликатная, возникает некая конкуренция в связи с тем, что 80 лет назад один из диалектов сделали литературным языком. Вам какая позиция близка, или пускай цветут все цветы?

А. Банаева

- У нас свободная страна, и каждый может пропагандировать то, что считает нужным и полезным для общества. Литературным языком был выбран хоринский диалект, и в 60-80-е годы прошлого века были написаны художественные и драматургические произведения, и всё это развивалось именно на литературном хоринском диалекте, но он всё равно нёс в себе диалектные слова для придания какого-то колорита и для узнаваемости. То есть, никогда не было какого-то запрета на то, чтобы диалектные слова использовались в литературном языке. Это не запрещалось и не запрещается – пожалуйста! Используя литературный язык, каждый носитель диалекта может творить художественную прозу и даже речь не идёт о том, чтобы кто-то запрещал говорить.

И. Озеров

- Дулма, есть понятие «речь» и понятие «язык». Хоринский диалект, как литературный письменный язык разрабатывался больше, с диалектами дело обстоит не так. С какими-то сложностями при переводе диалектов на бумагу вы сталкиваетесь? Или всё это уже отработано – только успевай записывай и публикуй?

Д. Баторова

- Мы стараемся выпускать газету на диалектах, на литературном хоринском издаётся газета «Буряад Унэн». Но, я хотела бы вернуться в историю - когда решили, что основой должен быть один из забайкальских диалектов…



А. Банаева: Никогда не было какого-то запрета на то, чтобы диалектные слова использовались в литературном языке. Это не запрещалось и не запрещается – пожалуйста! Используя литературный язык, каждый носитель диалекта может творить художественную прозу и даже речь не идёт о том, чтобы кто-то запрещал говорить



И. Озеров

- Причина какая была – его носители наиболее многочисленны?

Д. Баторова

- Да. Вторым этапом языкового строительства стал выбор конкретного диалекта. Выбор был аргументированный - хотели назначить сонгольский язык, потому что он был на тот период хорошо развит и как устный, и как современный письменный язык. Но хоринцы не согласились – хориязычные буряты составляли большинство. И руководство республики пошло навстречу хори, тем более, что среди этой части бурят существовала традиция писать на письменном старомонгольском языке, а западные буряты использовали кириллицу. Но, как я говорила, хоринский язык не стал прирастать лексикой, образностью и опытом других диалектов всего бурят-монгольского мира России. А с усилением диктатуры Сталина хоринский язык лишился целых пластов собственной лексики – общемонгольской политико-административной и религиозно-философской лексики индо-тибетской культуры, то есть, сам этот диалект и пострадал. Когда в 1946 году начались нападки на эпос «Гэсэр», бурятский язык лишился уникальной устно-поэтической традиции, потому потому что, в отличие от цветистого письменного языка, язык сказаний и эпоса стройный и экономный, он легко запоминается.

И. Озеров

- Возродить в наше время это возможно или что-то уже утеряно безвозвратно?

Д. Баторова

- Конечно, надежда есть, потому что мы теперь понимаем, что ради жизни на земле очень важно сохранять биовидовое разнообразие флоры и фауны. Почему сохранились амурский тигр, баргузинский соболь, китайская панда сохранилась? Точно также любые народы и народности стремятся сохранить свои уникальные языки, свою уникальную культуру. В просвещённых обществах трудятся по восстановлению статуса утраченных языков.



 Д. Баторова: Хоринский язык не стал прирастать лексикой, образностью и опытом других диалектов всего бурят-монгольского мира России. А с усилением диктатуры Сталина хоринский язык лишился целых пластов собственной лексики – общемонгольской политико-административной и религиозно-философской лексики индо-тибетской культуры, то есть, сам этот диалект и пострадал



И. Озеров

- Анна, вы согласны с Дулмой, что в советское время хоринский диалект, несмотря на то, что получил какие-то преимущества в качестве литературного языка, тоже пострадал и утратил часть своего богатства?

А. Банаева

- Я считаю, что всё дело было в переходе сначала на латиницу, а потом на кириллицу. До этого, когда письменность была старомонгольской, каждый её читал в соответствии со своим диалектом. Это способствовало тому, что представитель любого рода понимал этот язык.

И. Озеров

- То есть, до революции сложилась стройная система, которая не мешала сосуществованию диалектов?

А. Банаева

- Да. Нельзя сказать, что начали писать на литературном на диалекте, и вдруг возродилась литература. Был политический момент, было даже такое слово, наверное, помните «панмонголизм».

И. Озеров

- Очень многие в результате этого пострадали и даже были расстреляны.

А. Банаева

- Сегодня это слово, можно сказать, ассоциируется у нас только со стихами Блока, но тогда оно считалось вместе с пантюркизмом, панисламизмом очень серьёзным грехом и создание бурятского литературного языка на халхаской основе явилось одним из проявлений борьбы с панмонголизмом. Нынешнее плачевное состояние бурятского языка связано с отходом от старомонгольской письменности.

И. Озеров

- То есть, проблема была заложена ещё тогда?

А. Банаева

- Да. Язык никогда не стоит на месте, он как живой организм развивается. Если посмотреть наше бурятское телевидение, заметно, как много слов говорится на русском языке. Я посмотрела газету «Нютаг Хэлэн» и там то же самое - в статьях, которые написаны на диалектах, это очень режет глаза. Есть какие-то законы языка, которые сейчас преподаются в школах, на бурятском факультете, есть целая наука лингвистика. Бурятский язык, пусть он был таким образом отделён и создан, но, он же развивался и его никуда не деть. Законы должны соблюдаться, законы языка, в том числе.

И. Озеров

- Есть же такая проблема – сартулы говорят, что стесняются вне пределов своего дома, села и района разговаривать на своём языке. В школе они учат литературный язык, дома разговаривают на своём и этот внутренний конфликт остаётся на всю жизнь.



А. Банаева: Если посмотреть наше бурятское телевидение, заметно, как много слов говорится на русском языке. Я посмотрела газету «Нютаг Хэлэн» и там то же самое - в статьях, которые написаны на диалектах, это очень режет глаза



А. Банаева

- Это личное дело каждого человека, я сама с этим встречалась. Я не знала о существовании различных диалектов до того, пока после школы не приехала поступать в Улан-Удэ. У Улан-Удэ есть особенность примирять все языки. Мы в общежитии полмесяца друг над другом смеялись, хватались за животы и катались под кроватями, а потом это всё успокоилось, нашим хоринским девушкам очень понравился закаменский диалект, и к концу года мы уже разговаривали на смешанном диалекте. А джидинские девушки говорили – мы стесняемся, и у меня до последних лет было отношение к ним, «сакающим» и к монгольскому языку, как к одному из диалектов бурятского языка. Но, погрузившись в среду монгольского языка, научившись читать на монгольском, научившись понимать его, я была поражена, ошеломлена и мои узкие представления были разбиты наголову. Я поняла, какой прекрасный и огромный это язык. Весь синонимический ряд, который утрачен в нашем бытовом разговорном языке, у них сохранён. Я учила монгола русскому языку, и мы с ним общались – я на бурятском, а он – на монгольском. Мы с ним хорошо понимали друг друга, но он понимал все мои слова, а я некоторые его слова не понимала. А разгадка была в том, что они знают все бурятские слова, но в активной речи их не употребляют, а у нас многие слова просто исчезли отовсюду. Есть учёные, которые этим занимаются, ездят в экспедиции, находят новые слова, говоры и подговоры. Даже хоринский диалект делится на четыре подговора – собственно хоринский, мухоршибирско-заиграевский, агинский и иволгинско-убукунский. Я считаю, что те, кто сохранили эту графику «слева направо, сверху вниз»…

И. Озеров

- Старомонгольская письменность. А в Монголии же сейчас не так?

А. Банаева

- Не так, они на кириллице. Старомонгольская графика имела огромное значение. Когда перешли на латиницу, это всё ещё сохранялось, но, когда перешли на кириллицу, это всё утратилось. И тогда пошло стремительное отдаление друг от друга бурятского и халха-монгольского языков. Почему я не говорю – «бурятского и монгольского языков», потому что буряты и есть северные монголы. Нельзя сказать, что это разные языки, хотя сейчас бурятский язык на протяжении продолжительного времени развивается отдельно.



А. Банаева: Я не знала о существовании различных диалектов до того, пока после школы не приехала поступать в Улан-Удэ. У Улан-Удэ есть особенность примирять все языки. Мы в общежитии полмесяца друг над другом смеялись, хватались за животы и катались под кроватями, а потом это всё успокоилось, нашим хоринским девушкам очень понравился закаменский диалект, и к концу года мы уже разговаривали на смешанном диалекте



И. Озеров

- Это всё началось после 1917 года?

А. Банаева

- Да, это всё началось тогда.

И. Озеров

- Дулма, согласитесь с тем, что главной проблемой стал отказ от старомонгольской письменности?

Д. Баторова

- Если нет устной речи, зачем тогда нужен письменный язык? Он, получается, мёртвый. Мы совершенно не выступаем против письменного языка, мы не ставим своей целью отрицать хоринский язык, это не наша задача. Наша цель – сохранить живые языки, которые сегодня звучат, но завтра могут исчезнуть. Например, сами хоринские буряты сейчас не идут учиться на бурфак. У нас сейчас в БГУ даже нет факультета бурятской филологии, он закрылся, сейчас там только кафедра, притом она почему-то отделена от филологического факультета – получается, от теории и она отделена. Возникает вопрос – кто в будущем будет учить бурятскому языку? И, вообще, не надо сейчас говорить о диалектах, это слово несёт в себе негативный оттенок.

И. Озеров

- Как мы тогда это назовём?

Д. Баторова

- Языки. Во Франции провансальский язык сейчас корректно называют региональным языком. Надо прислушаться к мнению выдающегося специалиста по монгольским языком Валентина Ивановича Рассадина, который считает, что у западных бурят существует четыре отдельных языка, совершенно разных, их невозможно смешать в один язык. А также мне хочется привести устное завещание профессора Черемисова, составителя знаменитого русско-бурятского словаря. Вот что сказал Черемисов: «Бурятский язык - самый богатый язык в мире, богаче латыни и греческого! Берегите бурятский язык!». Если латынь у нас называют языком языков за его разнообразие и вдохновенность, то стоит прислушаться к мнению Черемисова.



Д. Баторова: У нас сейчас в БГУ даже нет факультета бурятской филологии, он закрылся, сейчас там только кафедра, притом она почему-то отделена от филологического факультета – получается, от теории и она отделена. Возникает вопрос – кто в будущем будет учить бурятскому языку?



И. Озеров

- Сравнительно недавно появилось радио «Буряад ФМ», вещающее на разных диалектах. Как вы относитесь к его появлению?

Д. Баторова

- Я положительно отношусь ко всему, что касается бурятского языка и работает на его продвижение. Нам надо любом способом сохранять живой язык, наша газета - это площадка для диалога.

И. Озеров

- Вы не пытались как-то скооперироваться с организаторами этого радио?

Д. Баторова

- В прошлом году, когда создавалось газета, мы обращались к Хамбо ламе Дамба Аюшееву с просьбой взять нас под эгиду Сангхи. Он нам отказал, объяснив это тем, что нам, баргузинцам нужно издавать свою отдельную баргузинскую газету. Но, тогда возник вопрос - кто у нас будет её читать? Нам гораздо интереснее делать общебурятскую газету. Мой родной язык, язык моей мамы – это баргузинский язык, я его никому не навязываю, но и отказываться от него не могу, потому что я на нём выросла. Сейчас в Бурятии много браков, которые заключают между собой представители из разных районов этнической Бурятии, коллеги могут быть из разных районов, родственники, соседи. Наша газета пользуется популярностью, люди начинают читать, сопоставлять, интересуются – у нас это слово так звучит, а как у кабанцев, у тункинцев? Это, на самом деле, очень интересно.

И. Озеров

- Аня, ваше мнение по поводу появления радио с диалектной основой?

А. Банаева

- Я очень рада, что появилось такое радио. Все мои знакомые, молодёжь, в машине прежде всего включают это радио. Я считаю, что это очень полезное дело, спасибо всем, кто поддержал создание такого вещательного канала на бурятском языке.



Д. Баторова: В прошлом году, когда создавалось газета, мы обращались к Хамбо ламе Дамба Аюшееву с просьбой взять нас под эгиду Сангхи. Он нам отказал, объяснив это тем, что нам, баргузинцам нужно издавать свою отдельную баргузинскую газету



А. Банаева

- Я вот что хочу сказать - не важно, на каком языке, на каком диалекте, важно – о чём говорить. Я считаю, что существующая проблема бурятского языка должна каким-то образом сплотить всех. Как сказал когда-то Цыбен Жамсарано: «Ничто так не сплачивает разрозненные племена, как общая опасность».

И. Озеров

- Несколько лет назад по инициативе Сангхи были выпущены словари диалектов бурятского языка, в районах республики этим занимались дацаны. Вы их не используете каким-то образом?

Д. Баторова

- Они представляют интерес, их составляют учителя бурятского языка в районах, и получается, что современные преподаватели родного языка выполняют несколько функций – он и учитель, и сам себе методист, и психолог, и социолог. Но мне не нравится современный уровень преподавания бурятского языка, оно во многом подменяется ложными понятиями – различными конкурсами, гонкой за наградами, званиями и так далее. Причина в том, что бурфак стал непопулярным, туда не идёт учиться талантливая молодёжь, потому что её не устраивает уровень преподавания. Мы считаем, что перевод бурфака в Восточный институт БГУ лишил будущих педагогов теоретической и методической основ. И только полное реформирование этого подразделения университета, возрастание его конкурентоспособности способны привлечь на факультет талантливую молодёжь. И какой бы шум и гам правительство ни устраивало вокруг бурятского языка – всё это маскарад наподобие переодевания в бурятские халаты первых лиц республики.

И. Озеров

- А что надо было бы сейчас сделать для развития языка? Может быть, это объективная тенденция – бурятский язык, к огромному сожалению, становится менее востребованным.

Д. Баторова

- Проблема бурятского языка – это проблема и финансовая, и экономическая, и этическая, и моральная. Здесь не только учёные, весь народ должен быть причастен к судьбе своего родного языка. В мировой истории есть примеры, когда язык восстанавливался и возрождался. Вспомним Рабле, который собрал диалекты со всей Франции и написал гениальную книгу, которая была понятна всем французам. Был финский врач Лённрот, который воссоздал народный эпос «Калевала».

И. Озеров

- Что-то типа нашего «Гэсэра».

А. Банаева

- У меня вопрос к Дулме – вы однажды увидели, что я перевела Маяковского на литературный бурятский язык. От вас мне пришло предложение переделать его на курумканский диалект, и только с таким условием разместить его в вашу газету. Я этого не сделала, и это не было напечатано, и мне, как носителю литературного бурятского языка, извините, как-то немножко обидно.

Д. Баторова

- Я подумала, что вы с Баргузина, есть Сергей Банаев, он часто пишет – он ваш брат?

А. Банаева

- Конечно, я из Баргузина, из Хоринска, из Закаменска, из Джиды – я отовсюду, потому что я бурятка, а живу я в России.

Д. Баторова

- Вы же не владеете баргузинским диалектом?

А. Банаева

- Я владею практически всеми диалектами.

Д. Баторова

- А вы тогда можете перевести это стихотворение?

А. Банаева

- А зачем? Почему должно быть такое условие?

И. Озеров

- Вы хоринский диалект не пускаете в свою газету?

Д. Баторова

- Почему, пускаем, у нас на первой полосе выходят стихотворения наших национальных поэтов.



А. Банаева: Я из Баргузина, из Хоринска, из Закаменска, из Джиды – я отовсюду, потому что я бурятка, а живу я в России



И. Озеров

- А в данном случае почему нет?

Д. Баторова

- Видите, мы не хотим конкуренции с «Буряад Унэн», к нам приходит читатель, которого не принимает «Буряад Унэн». У нас были примеры, когда человек приносит в «Буряад Унэн» статью, а там её не принимают, говорят – мы не можем напечатать на диалекте. Редакция «Буряад Унэн» выступает за чистоту и соблюдение норм бурятского литературного языка, а авторы приносят свои вещи нам, и мы их опубликовываем.

А. Банаева

- Возьми боже, что нам негоже – так получается?

Д. Баторова

- Нет-нет, «Буряад Унэн», как государственное СМИ, и БГТРК хотят сохранить современный литературный язык. А на нём сейчас говорит небольшое количество народа - вся Иркутская область говорит на диалектах, правильно? Кабанские буряты, Закамна, Ока, Тунка, Джида, южные районы Кяхты, Селенга – они же все говорят на своих диалектах.

И. Озеров

- А там, где живут, хори, там что, не говорят на хоринском диалекте? Или их уже не большинство?

Д. Баторова

- Я удивилась – думала, что в Агинске говорят на бурятском, но, когда зашла там в магазин, пожилые женщины говорили по-русски – меня это поразило. Сам хоринский язык утрачивается, и единственный выход – надо его обогащать диалектами из других языков этнической Бурятии.

А. Банаева

- Я за то, чтобы не делали акцент на слове «хоринский диалект», а правильнее и уместнее говорить «литературный язык».



Д. Баторова: Я удивилась – думала, что в Агинске говорят на бурятском, но, когда зашла там в магазин, пожилые женщины говорили по-русски – меня это поразило. Сам хоринский язык утрачивается, и единственный выход – надо его обогащать диалектами из других языков этнической Бурятии



И. Озеров

- Мы это разделяем или с появлением литературного языка хоринский диалект исчез?

А. Банаева

- Почему, нет конечно!

Д. Баторова

- В основу литературного языка лёг именно хоринский диалект, и думали, что он будет прирастать другими диалектами, но этого не случилось – давайте признаем это?

А. Банаева

- Я не согласна, что этого не случилось, этим самым вы отрицаете весь огромный пласт языка. Дондок Улзытуев писал на литературном языке, вся драматургия написана на нём. Другое дело, что в последнее время мало говорят.

И. Озеров

- Но мало говорят, наверное, на всех диалектах.

А. Банаева

- Да, на всех.

Д. Баторова

- Нет, я так не думаю. У нас есть предубеждение, что иркутские буряты не владеют бурятским языком. Я съездила туда – в глубинке они великолепно говорят на своём, даже не употребляя ни одного русского слова. Я хочу сказать, что хоринский язык, конечно, имеет статус официального письменного языка, языка художественной литературы, но, на практике мы видим, что молодёжь предпочитает русский язык, так как через русский язык они узнают другую культуру, другие цивилизации. А литературный бурятский язык сегодня не выдерживает конкуренцию с мощным развитием мировой культуры. И чем больше в литературу придёт талантливой молодёжи, тем вероятнее, что художественный язык бурят получится перспективы развития в большом мире наций.

А. Банаева

- Я читала эту газету – извините, но в вашей газете «Нютаг Хэлэн» через каждое бурятское слово идёт русское, это же невозможно! А в «Буряад Унэн» такого нет, там стараются придерживаться. А тут какой-то беспорядок.

Д. Баторова

- Языки, кроме литературного, научно не исследовались, учёные их никогда не рассматривали, как предмет изучения. Это огромное поле деятельности для филологов.



А. Банаева: Я читала эту газету – извините, но в вашей газете «Нютаг Хэлэн» через каждое бурятское слово идёт русское, это же невозможно! А в «Буряад Унэн» такого нет, там стараются придерживаться. А тут какой-то беспорядок



И. Озеров

- Как вы думаете, это поле будет когда-нибудь вспахано?

Д. Баторова

- Не должно быть насилия, в советское время были под запретом диалекты бурятского языка.

И. Озеров

- Этого тоже отрицать нельзя.

Д. Баторова

- Из иркутских бурят не вышли, а могли бы выйти писатели и поэты, но диалекты были под запретом, нельзя было печатать и издавать книги. И даже сейчас в демократическое время нам говорят – не смейте издавать газету, представляете? А что тогда было? Если бы даже в 80-е годы прошлого столетия разрешали бы писать на своих живых языках, а тогда ещё были хорошие знатоки, то, может быть, сейчас мы получили бы нашего великого писателя наравне с испанцами и латиноамериканскими писателями. Наш язык был бы как орёл, над Байкалом парящий, а сейчас у нашего орла одно крыло оторвано, я имею в виду эпос «Гэсэр». Язык сейчас находится на положении курицы, клюющей во дворе казённое зерно. Она клюёт это зерно с опаской - как бы к этому корму не подключились бы другие, и не получили бы фискальную поддержку.

А. Банаева

- Я хотела бы сказать насчёт «Гэсэра» - у нас в свободном доступе «Гэсэр» в подлиннике, любой человек может зайти в интернет и читать свободно.



Д. Баторова: Из иркутских бурят не вышли, а могли бы выйти писатели и поэты, но диалекты были под запретом, нельзя было печатать и издавать книги. И даже сейчас в демократическое время нам говорят – не смейте издавать газету, представляете? 



Д. Баторова

- Это сейчас.

А. Банаева

- Да, а причём тут одно крыло?

Д. Баторова

- В середине XX века «Гэсэр» подвергался гонениям, был под запретом…

А. Банаева

- Слава богу, что сейчас не так.

Д. Баторова

- …и те, кто ратовали за его возрождение, они подверглись репрессиям.

А. Банаева

- Это, конечно, печально, но давайте говорить о том, что на сегодняшний день у нас намного больше проблем, чем всё время возвращаться к каким-то репрессиям. Надо думать о том, как быть сегодня.

Д. Баторова

- Надо признать «Гэсэр» великим достоянием нашей нации. И хочется сказать «спасибо» фольклористам, выдающимся улигершинам, которые в основном были из Иркутской области, за то, что они сохранили для нас эту великую сокровищницу «Гэсэр», которая написана на уникальном говоре западных бурят. Эта тема тоже не исследована и мы должны добиваться того, чтобы «Гэсэр» ЮНЕСКО признала выдающимся шедевром нематериальной культуры бурят.

А. Банаева

- Я с этим согласна. Дулма, мы сказали, что вам запрещают издавать газету…

Д. Баторова

- Не то, что запрещают, запрета нет, но в комиссиях по грантам люди говорят, что диалект – это устная речь, вы не имеете права выпускать газету в письменном виде. Пожалуйста, говорите, а писать невозможно, потому что столько ошибок, коверкаете бурятский язык, и так далее. Но, мы записываем тех, у кого мы берём интервью, мы записываем - как они говорят, так мы и записываем.

И. Озеров

- Дулма, а если выиграете грант? Вам же предлагают – пожалуйста, пишите, выигрывайте грант.

И. Озеров

- Выигрывали?

Д. Баторова

- Нет, мы трижды подавали на гранты.

А. Банаева

- А есть шанс?

Д. Баторова

- На днях я была в правительстве, мне чиновница, которая занимает высокий пост, так и заявила - мы не будем поддерживать диалекты, пишите на литературном – пожалуйста, поддержим, а на диалектах нет. Такова позиция нашей республиканской власти.

И. Озеров

- Анна, ваше завершающее слово. Я понимаю - очень сложная, очень многогранная проблема, но обсуждать её, я думаю, лучше, чем молчать об этом.

А. Банаева

- Я хочу сказать, что текущая ситуация с нашим языком такова, что любой процесс с газетами, переодеванием в бурятские костюмы лучше, чем просто ничегонеделание и сидение на мягком месте.

И. Озеров

- Дулма.

Д. Баторова

- Мы, буряты, проживаем на огромных территориях, и поэтому у нас разные языки. Никто не выступает против хоринского литературного языка, мы просто не можем говорить на нём, потому что материнские языки у всех разные. Бурятский язык даже нельзя сравнивать с русским, а можно лишь с семьёй славянских (языков) – русский, белорусский, словенский, сербский, хорватский, и так далее. Если бы всем дали право говорить на своих языках…

И. Озеров

- Ну, этого-то права никто не отнимает, другое дело не у всех есть финансовые возможности, а государство вкладывается только в литературный язык.



Д. Баторова: На днях я была в правительстве, мне чиновница, которая занимает высокий пост, так и заявила - мы не будем поддерживать диалекты, пишите на литературном – пожалуйста, поддержим, а на диалектах нет. Такова позиция нашей республиканской власти



Д. Баторова

- Если не будет Селенги, то что будет с Байкалом? А если пересохнут ручьи, ключи народной речи, то что станет с литературным бурятским языком?

И. Озеров

- В программе «Клинч» принимали участие Дулма Баторова и Анна Банаева, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

А. Банаева

- До свиданья!

Д. Баторова

- До свиданья, всего доброго!

Комментарии и вопросы героям интервью (5)

  • 7 ноября 2016, 17:11

    Ред   Ответить

     

    "Нынешнее плачевное состояние бурятского языка связано с отходом от старомонгольской письменности"? А мне кажется, что обращение к прошлому в этом случае будет мешать развиваться. Вообще нынешнее нормальное состояние культуры, образования, медицины связано с тем, что буряты влились в культурное, образовательное пространство Советской России (и преемницы - РФ) стали получать высокое образование благодаря хорошему знанию русского языка, завоевали право среди элиты российских ученых, а некоторые разъехались по разным странам и континентам и там сегодня работают, получив сначала образование в России на русском языке. Это не разные явления, они взаимосвязаны - обращение к русской цивилизации вместе с языком, с письменностью, а не зацикленность на прошлом. И вообще, дайте бурятским семьям самим решать, что нужно их детям для будущего - русский, иностранный язык в первую очередь?

  • 7 ноября 2016, 17:20

    ред   Ответить

     

    Состояние не такое "плачевное", и связано с тем, что язык не востребован в семьях. Не в той стороны копает Анна Банаева!

    PS если бы мы жили в фантазийном мире, где в детстве легко и просто бы обучались в совершенстве владеть и русским, и английским, и китайским, а не нужно было бы выбирать, на что потратить время учебы, то и вопросов бы не было. Но приходится выбирать, или на физику, или на язык, или на математику тратить время И ДЕНЬГИ!

  • 10 ноября 2016, 18:28

    Олон хэлэтэн   Ответить

     

    Хэлэе мэдэдэггуй зон тосхон бухэндэ 19-д хэлэтэй болгооно ха юм.

  • 11 ноября 2016, 10:38

    Урупхей Харнохоев   Ответить

     

    Ѳѳдѳѳ түрэл хэлэе мартаад, үхибүүдээ һургахаа һанана гүй

  • 11 ноября 2016, 16:44

    Озерову   Ответить

     

    Нужны не консервативные (закостеневшие в догмах и плагиатстве), а свежие силы для создания без устали (фанатично-патриотично) нового литературного языка на основе выявленных в этносе диалектов. Кто начнет реорганизацию языка родного? Кто первый начнет? И кто пойдет борьбой на новенького? Жизнь не скушна! Дулме - респект и движуху с Цыреном дальше! Жизнь бурлит и развивается быстро.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^