β
$ 58.46
69.18
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


10 января, 20:04

Мы сейчас видим определённую мешанину – стоит памятник Колчаку, а напротив – памятник большевику (09.01.2017)

Play Music - Play Audio -

9 января 2017 года

Политолог, доктор социологических наук, профессор БГУ Эрдэм Дагбаев обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" Игорем Озеровым политические и экономические перспективы 2017 года, отношение общества к Февральской и Октябрьской революциям, столетие которых будут вспоминать в феврале и ноябре, появившиеся в СМИ предположения о том, что место сенатора от Бурятии может занять депутат Народного Хурала Татьяна Мантатова, итоги опроса жителей ряда западных стран, в большинстве своём считающих, что мир балансирует на грани третьей мировой войны, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я рад приветствовать первого гостя в 2017 году – Эрдэм Дагбаев, доктор социологических наук, профессор. Эрдэм Данзанович, добрый день!

Э. Дагбаев

- Добрый день!

И. Озеров

- Поздравляю вас с наступившим Новым годом! Как каникулы потратили, куда-то ездили?

Э. Дагбаев

- И я вас хочу также поздравить с Новым годом, всех коллег, друзей! Наверное, как и большинство мы нынче никуда не ездили. Не знаю почему - может быть, кризис повлиял, может быть, настроение не то. Мы просидели дома, единственный позитивный момент - мы выезжали к родственникам, поздравили их с Новым годом.

И. Озеров

- В район?

Э. Дагбаев

- Да. Было 2-3 приятных события – юбилеи, дни рождения – на это тоже нужно было время, и я рад, что оно выпало на эти новогодние праздники.

И. Озеров

- Как будет выглядеть 2017 год для вас, как для политолога? Многие федеральные политологи акцент больше делают на год 2018, на выборы президента.

Э. Дагбаев

- На мой взгляд, 2017 год выглядит более непредсказуемым, насыщенным и напряжённым, (чем 2018 год). В нашей республике весь 2017 год пройдёт под знаком выборов главы Бурятии, а это серьёзное напряжение для политической элиты и для всех граждан. А в России весь этот год будет идти подготовка к выборам президента России, которые пройдут в 2018 году. С точки зрения международной обстановки вступление в должность Трампа, выборы в Германии, во Франции, ситуация на Ближнем Востоке делают 2017 год очень и очень напряжённым. И 2017 год – это год столетия Октябрьской революции, будут дискуссии, конференции, выступления. Российское общество будет вновь приглядываться к самому себе, будут продолжаться поиски своей национальной и политической идентичности - кто мы, что значит Россия, снова актуализируются вопросы, связанные с красными и белыми, левыми и правыми, демократами и коммунистами, и так далее. Год будет сложным, с дискуссиями и спорами, но, будет много и позитивных событий.

И. Озеров

- Например?

Э. Дагбаев

- Позитивные события с точки зрения положения России в этом мире. На Ближнем Востоке, я надеюсь, ситуация пойдёт в сторону примирения сторон. Отношения России с Америкой, наверное, прошли самую низшую точку, я не питаю супер-надежд на Трампа, но, по ряду позиций, думаю, мы найдём общий язык. С точки зрения социально-экономического положения я не думаю, что в этом году будет явное улучшение по сравнению с 2016 годом, но ситуация будет постепенно стабилизироваться. Известные экономисты и социологи предсказывают, что ситуация к 2020 году будет постепенно улучшаться.



Э. Дагбаев: На мой взгляд, 2017 год выглядит более непредсказуемым, насыщенным и напряжённым, (чем 2018 год). В нашей республике весь 2017 год пройдёт под знаком выборов главы Бурятии, а это серьёзное напряжение для политической элиты и для всех граждан



И. Озеров

- Как вы считаете, должно ли сейчас государство как-то обозначить свою точку зрения и по Февральской революции, и по Октябрьской?

Э. Дагбаев

- Сейчас сложилась немножко парадоксальная ситуация. По конституции у нас запрещено иметь государственную идеологию, и в то же время мы видим, что высший политический класс и президент страны Владимир Владимирович Путин довольно чётко обозначают свою позицию. Уже на протяжении достаточно длительного времени мы видим, что высший политический класс исповедует идеологию патриотизма, поиска своих национальных корней, определённой державности, хотя это слово не употребляется. Большинство сегодня явно стоит на позициях консервативно-державнической идеологии, связанной с тем, что мы должны знать свои корни, что у нас свои традиции, свой особый путь, цивилизационная уникальность - мы не Запад, но и не Восток в чистом виде. Споры на эту тему, я думаю, обострятся, и столетие Октябрьской революции даёт возможность вновь вернуться к этому событию, взглянуть на него с разных сторон, и в этом событии все будут стараться увидеть свою правоту. Я думаю, мы найдём определённый консенсус, ведь говорят, что война не закончилась до тех пор, пока не похоронен последний солдат. Отголоски революции и Гражданской войны до сих пор сохраняются, потому что мы все – потомки, дети, правнуки…

И. Озеров

- Или тех, или других.

Э. Дагбаев

- Мы сейчас видим определённую мешанину – стоит памятник Колчаку, а напротив – памятник большевику. Бурятия в этом плане выглядит достойно, потому что мы не бросаемся из крайности в крайность. У нас стоит памятник Ленину…

И. Озеров

- Мне кажется, мы больше не объективность сохраняем, а выглядим красным регионом, который сильно ничего не переименовывает и барону Унгерну или атаману Семёнову памятники не ставит.

Э. Дагбаев

- Здесь влияние такой философии - не надо ничего ломать и крушить, потому что когда мы что-то ломаем, мы наносим вред себе. А определённая эклектичность существовала и в советское время – известно ведь, что партийные руководители могли обращаться к ламам.

И. Озеров

- О новых памятниках у нас может быть речь не идёт, но в искусстве фигура Уржина Гармаева…

Э. Дагбаев

- Да, в дискуссии об Уржине Гармаеве одни увидели дихотомию «красные - белые», но большинство увидело трагедию народа.

И. Озеров

- Вы сказали, что власть черпает своё вдохновение в патриотизме, в державности, в консерватизме. Их хватало и в дореволюционной России, и в Советском Союзе – откуда нынешняя власть пытается черпать больше или это попытка каким-то причудливым образом скрестить и то, и другое?

Э. Дагбаев

- История Россия - это целый ряд этапов, иногда абсолютно взаимоисключающих, которые бросали страну из крайности в крайность. Cначала феодальная раздробленность, потом создание Российской империи, потом империя рушится, на её место приходит советская система…

И. Озеров

- Которую некоторые называют Красной империей.

Э. Дагбаев

- Потом мы снова её рушим и пытаемся стать либеральной западной по своей основе (страной), но сейчас очевидно, что это не получается. Мы пытаемся найти свою корневую основу, ведь не случайно появились памятники князю Владимиру – основателю Российского государства. Отношение к Ивану Грозному – сыноубийце, очень жестокому правителю, сменяется как к державнику, ему почти одновременно ставят два памятника. И заметьте, мы сразу стали меньше говорить о Петре Великом, потому что Пётр – западник. Советский период мы сначала отрицали, а сейчас абсолютный общественный консенсус - примерно 99,99 процента разделяет патриотическую идею победы советского народа в Великой Отечественной войне, и нет никаких сил, которые могли бы этому противодействовать. На этой основе мы находим определённую патриотическую триаду – всё, что в нашей истории связано с патриотизмом, с подниманием величия России - не важно, был ли это либерализм или славянофильство, консерватизм или западничество - мы пытаемся это найти. В 90-е годы мы хотели быть как Запад, но этого не получилось.

И. Озеров

- В сущностных чертах мы Западом остались - мы приняли частную собственность, мы приняли свободу предпринимательства, свободу слова – это всё состоялось.



Э. Дагбаев: Мы пытаемся найти свою корневую основу, ведь не случайно появились памятники князю Владимиру – основателю Российского государства. Отношение к Ивану Грозному – сыноубийце, очень жестокому правителю, сменяется как к державнику, ему почти одновременно ставят два памятника. И заметьте, мы сразу стали меньше говорить о Петре Великом, потому что Пётр – западник



Э. Дагбаев

- Это понятно, но мы не стали Западом с точки зрения своей ментальности и духовности. Мы не спорим, что у нас должны быть выборы, многопартийность, парламент, определённые права и свободы граждан, но мы не сошлись в понимании многих фундаментальных вещей, которые нельзя построить за 20-30 лет.

И. Озеров

- А не кажется ли вам что это не противоречия народов, а противоречия конкретных властителей что с нашей стороны, что с другой стороны на личностном уровне? В Советском Союзе нам говорили – следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме, а люди жили и не обращали на эти слова внимания. Потом СССР развалился и за него никто не бился с оружием в руках. Это может быть больше проблема власти, а не народа?

Э. Дагбаев

- Проблема в том, что в России и в СССР гражданское общество не участвовало в политике, политику всегда определял политической класс. Почему перестройка в СССР перешла в стадию распада страны и перехода на демократическую систему? Потому что именно в этот период общественным мнением завладели демократические силы. У нас народ очень эмоциональный - в тот момент готовы были крушить всё советское, но прошло буквально 5-10 лет и эта ностальгия здорово усилилась. И сегодня, по-моему, нет человека, который бы жил тогда, и не сожалел о том, что теперь у нас нет СССР. И Путин как раз и отражает эти моменты, он сказал, что развал СССР – крупнейшая в XX веке геополитическая катастрофа.

И. Озеров

- Лично я не жалею. Я всегда такой вопрос задаю – что бы конкретно вы бы хотели взять из Советского Союза? И люди чаще всего затрудняются ответить.

Э. Дагбаев

- Нет, я жалею. Совершенно очевидно, что в обществе атмосфера была лучше – соседские, коллективистские отношения людей. Разумеется, говорить о том, что тогда всё было хорошо, а сейчас всё плохо, никто не будет, речь идёт о ностальгирующем отношении к каким-то элементам, конечно, ты забываешь многое из того, что было плохого. Существовал парадокс – жили хуже, а отношение людей было друг к другу лучше.

И. Озеров

- Мир балансирует на грани Третьей мировой войны - считают жители западных стран, которых опросила компания YouGov. Социологи провели исследования среди девяти тысяч человек в девяти странах Запада, включая США, Британию и Францию. Во всех этих странах более 60-ти процентов опрошенных ощущает угрозу такой войны, причём 71 процент британцев и 59 процентов американцев ощущает военную угрозу со стороны России. Мне это тоже напомнило Советский Союз. Мы воспроизводим ту ситуацию или это Запад в последнее время стал излишне мнительным и агрессивным?

Э. Дагбаев

- Действительно, в воздухе запахло тревожным ожиданием войны, и специалисты об этом активно говорят. Во времена Холодной войны шло идеологическое и информационное противостояние, и сейчас мы видим, что происходит то же самое. Запад считает, что мы создали очень сильную идеологическую систему массового информирования…

И. Озеров

- Пропагандистcкую, как это было и в Советском Союзе.

Э. Дагбаев

- С другой стороны мы видим, что у них всё как по команде, другую точку зрения не выразишь. Мы всегда воспринимали их систему как гуманистическую, но, получается то же самое.

И. Озеров

- Если с точки зрения «как по команде», то у нас этого больше.

Э. Дагбаев

- Идёт борьба «наш – не наш» и с той, и с другой стороны. Но, мне кажется, что в конечном итоге дело до прямого военного столкновения не дойдёт по той же аналогии Холодной войны СССР и западных стран – в какой-то момент политический разум должен возобладать. Я бы очень хотел, чтобы это произошло в бытность президента Трампа - у нас-то совершенно очевидно, что Владимир Владимирович Путин будет оставаться президентом. Напряжение пока не уменьшается, но, я надеюсь, что до Третьей мировой войны дело не дойдёт.

И. Озеров

Солженицын говорил, что дореволюционная Россия и Советский Союз соотносится как убитый и убийца. Может быть, нам дистанцироваться от СССР и легче тогда будет решать проблемы Холодной войны? Мы помним, чем закончилась прошлая Холодная война - Советский Союз её проиграл. Или надо настаивать на этой имперскости, говорить, что мы и тогда были правы, и сейчас эту линию продолжаем? Может быть, легче было бы, отказавшись от СССР, разговаривать с западными странами, которые сейчас всё больше начинают видеть в России черты Советского Союза?

Э. Дагбаев

- Моя позиция такая – в таком большом деле, как строительство государства нельзя действовать на пустой основе. Любое государство создаётся на чьих-то плечах, и в Советском Союзе, конечно, было неправильно, когда пытались построить полностью новый мир. Новый год, Деда Мороза, Снегурочку пытались запрещать, но они пробились, религию тоже пытались полностью уничтожить, но, она сохранилась и кое в чём была восстановлена. То же самое и в постсоветской России мы стремились всё советское уничтожить – то, что происходит сейчас на Украине. Путину надо отдать должное – самое первое его решение было восстановить советский гимн с чуть-чуть изменёнными словами.



Э. Дагбаев: Мне кажется, что в конечном итоге дело до прямого военного столкновения не дойдёт по той же аналогии Холодной войны СССР и западных стран – в какой-то момент политический разум должен возобладать. Я бы очень хотел, чтобы это произошло в бытность президента Трампа - у нас-то совершенно очевидно, что Владимир Владимирович Путин будет оставаться президентом



И. Озеров

- Очень многие его критиковали, и я в том числе.

Э. Дагбаев

- Но, теперь-то уже никто и не критикует.

И. Озеров

- У нас, по-моему, и наказание ввели за критику государственных символов.

Э. Дагбаев

- Мне кажется, что даже если и наказания не было… А кто и какую альтернативу предложил? Музыку Глинки-то ведь не приняли.

И. Озеров

- Её использовали одно время.

Э. Дагбаев

- Да, но не приняли. Какая у нас была альтернатива? Мы становимся очень похожей на Запад страной, с таким же институтами, но, людей-то не изменишь! Партии были бы, но их деятельность была бы не похожа…

И. Озеров

- Она у нас и сейчас не похожа (смеётся).

Э. Дагбаев

- О чём и речь. Наша экономика в десять раз слабее американской - они почему и не могут понять наши амбиции. Как так, у вас экономика в десять раз слабее, почему вы ведёте себя как супердержава? А мы говорим - а при чём здесь экономика, мы - военная держава номер два!

И. Озеров

- Главное, чтобы хватило у нас на все эти амбиции сил.

Э. Дагбаев

- Главное, нам не надо лезть в драку там, где у нас нет для этого сил. В стратегическом плане всё правильно, а с точки зрения тактики могут быть вопросы – в Сирию ввязываться надолго, мне кажется, нельзя.

И. Озеров

- До Нового года Арнольд Тулохонов, сенатор от Бурятии, объявил о том, что он уходит со своего поста. 30-го декабря некоторые наши СМИ предположили, что его место в Совете Федерации может занять Татьяна Евгеньевна Мантатова, действующий депутат Народного Хурала и генеральный директор телекомпании «Ариг Ус».

Э. Дагбаев

- Насчёт того, что Татьяна Мантатова займёт место Арнольда Тулохонова в Совете Федерации я конкретно ничего сказать не могу. А деятельность Тулохонова в Совете Федерации, мне кажется, была положительной, это надо подчеркнуть. Сейчас очевидно, что нам в Бурятии как раз не хватало таких личностей, которые бы вызывали интерес к республике, создавали бы информационную повестку. Конечно, я понимаю, что Бурятия не входит в число самых развитых регионов страны, но у нас есть целый ряд вещей, которые должны звучать на федеральном уровне. Прежде всего Байкал, мы - приграничная территория, мы совершенно особая республика, причём, мы народ, родственный с соседней Монголией. Почему Тулохонов уходит, всем понятно – он выбрал науку и возвращение в эту область в конце сенаторского срока выглядит естественным. Мне кажется очень важным, чтобы на федеральном уровне голос Бурятии продолжал звучать, и робеть нашим представителем не надо, потому что за ними стоит республика. Ну, и конечно же, от главы республики, того человека, который будет избран, мы ожидаем постановки целого ряда серьёзных проблем на федеральном уровне, и решения этих проблем.

И. Озеров

- В программе «Особое мнение» принимал участие Эрдэм Дагбаев, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

Э. Дагбаев

- До свидания!


© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^