β
$ 59.63
70.36
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


15 марта, 12:18

Народ возмущён, доведён до отчаяния, ходит на митинги – в преддверии выборов это никому не нужно (14.03.2017)

Music podcasts - Upload Audio Files -

14 марта 2017 года

Предприниматель Роман Абрамский обсуждает с ведущим программы "Большой повод" Игорем Озеровым результаты совещания у временно исполняющего обязанности главы Бурятии Алексея Цыденова, посвящённого проблемам обманутых дольщиков, ситуацию по разным группам дольщиков, состав участников митинга обманутых дольщиков на площади Революции, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Большой повод», в студии Игорь Озеров, и я рад представить предпринимателя Романа Абрамского. Роман, привет!

Р. Абрамский

- Привет, Игорь, привет, уважаемые радиослушатели!

И. Озеров

- Говорить мы будем об обманутых дольщиках, людей, которых эта проблема в Бурятии зацепила, довольно много. С появлением в республике временно исполняющего обязанности Бурятии Алексея Цыденова какой-то свет в конце тоннеля, возможно, забрезжил. Давай с совещания в это воскресенье и начнём.

Р. Абрамский

- Это было воскресное совещание без галстуков, на котором присутствовали люди, начиная от юридического отдела и заканчивая мэром, Зубарев был там, а вёл всё это дело исполняющий обязанности главы. Понравился сам формат - некий мозговой штурм, где накидываются идеи. Врио был уже осведомлён о наших проблемах, и какая-то работа уже была проведена, перед этим у Зубарева было совещание, где был предложен ряд идей. По нашему дому мы тут же предлагали какие-то пути решения, глава спрашивал у правового отдела – можно или нет, правовой отдел говорил - эта идея пройдёт, а эта – нет. Если бы такое совещание было у Наговицына или Потапова, была бы создана какая-то рабочая группа, которая отложила бы всё на завтра, мы бы опять встречались и опять, и опять… А здесь в таком мобильном варианте мы пути этого решения искали. На данный момент мы пришли к трём вариантам выхода из сложившейся ситуации по нашему дому.

И. Озеров

- Цитата Алексея Цыденова: «Правоохранительные органы сегодня работают, все средства, которые ушли неправомерно, вернутся в деньгах или в уголовных делах». Вас, я думаю, устроят, прежде всего, не уголовные дела, а квадратные метры или деньги.



Р. Абрамский: Если бы такое совещание было у Наговицына или Потапова, была бы создана какая-то рабочая группа, которая отложила бы всё на завтра, мы бы опять встречались и опять, и опять… А здесь в таком мобильном варианте мы пути этого решения искали



Р. Абрамский

- Когда мы в первый раз собирали собрание по обманутым дольщикам, конечно, 90 процентов народа спрашивали - а где наши деньги? 154 квартиры проданы - куда ушли наши деньги, а давайте мы привлечём к этому делу прокуратуру? И мы начали писать - было коллективное заявление от 70-ти дольщиков, потом дольщики сами писали в индивидуальном порядке. Это всё приходила ко мне, как к председателю ЖСК, и я видел эти ответы. Эти ответы были, можно сказать, ни о чём. Неформально тот, кто собирал деньги, виноват, а формально – не виноват. Представляешь, у нас в доме 154 квартиры, и они все проданы. На что строить? Нет свободных квартир, нет свободной земли. Мы захотели спросить у тех, кто строил наш дом – может быть, у них деньги? У них их тоже не оказалось, как бы их ни опрашивала прокуратура, как бы ОБЭП с ними ни работал – ну, нету у них денег! Не надо людей обманывать в таком количестве, слишком много кинутых дольщиков…

И. Озеров

- Больше тысячи сейчас.

Р. Абрамский

- С одной стороны, долевое строительство - это очень рискованное дело, но если проработать до конца правовую базу, если люди будут нести уголовную ответственность, то долевое строительство очень выгодное дело. Дай бог, чтобы правоохранительные структуры нашли виновных, и они понесли наказание - очень этого хочется.

И. Озеров

- Первым среди рассмотренных на совещании объектов значился ваш почти законченный дом на улице Сахьяновой, застройщик «Улан-Удэжилстрой», 171 дольщик уже вложил свои деньги, но застройщику не хватает 23 миллиона рублей, а его счета арестованы. Дольщики проявили большую активность – объединились, создали жилищно-строительный кооператив. Что сейчас происходит, на что вам не хватает денег?

Р. Абрамский

- Давай начнём с того, откуда мы взяли средства для того, чтобы продолжить стройку. Мы начали искать те квартиры, которые были реализованы неправомерным образом. Также мы нашли тех людей, которые не доплатили за объекты в общей сложности около одного миллиона рублей. Кто-то деньги принёс, а с кем-то пришлось расторгнуть договора.



Р. Абрамский: Неформально тот, кто собирал деньги, виноват, а формально – не виноват. Представляешь, у нас в доме 154 квартиры, и они все проданы. На что строить? Нет свободных квартир, нет свободной земли. Мы захотели спросить у тех, кто строил наш дом – может быть, у них деньги? У них их тоже не оказалось, как бы их ни опрашивала прокуратура, как бы ОБЭП с ними ни работал – ну, нету у них денег! 



Р. Абрамский

И. Озеров
- Что это значит - вы вернули им деньги?

Р. Абрамский

- Нет. Откуда возвращать - у «Улан-Удэжилстроя» нет денег, у него кредиторки 70 миллионов рублей. Мы провели всю процедуру - для того, чтобы расторгнуть договор, по закону достаточно уведомления. Некоторые думают, что если Росреестр тебе не даёт расторгнуть (договор), тогда квартира останется у тебя – ничего подобного, надо почитать закон. Дольщики, которые не доплатили за объект, и которые были уведомлены о том, что им нужно заплатить за объект, но они этого не сделали, с ними в одностороннем порядке будет расторгнут договор, а сумму, которую они оплатили – 600, 500 120 тысяч рублей - у всех по-разному, они будут взыскивать потом с компании «Улан-Удэжилстрой» при банкротстве.

И. Озеров

- А банкротства пока нет?

Р. Абрамский

- Процедура банкротства пока не запущена. Когда мы начали искать, то мы нашли эти квартиры, в основном это были схемы взаимозачётов. Например, компания делает электричество, и по документам мы видим, что электрика вроде бы сделана, и работа выполнена на 2,5 миллиона рублей. Мы заходим, делаем дефективную ведомость, считаем остатки - там на самом деле работы проведено на 500 тысяч рублей. Мы начинаем разговаривать с подрядчиком, который делал электричество, и который получил в нашем доме квартиру. Мы говорим - давай по-честному, ты доделаешь работу. Он думает, и если говорит – да, я доделаю, он доделывает. Если он отказывается, мы расторгаем с ним договор, и он встаёт в очередь с правом требовать свой долг с «Улан-Удэжилстроя». Таким образом мы нашли порядка пяти квартир, уже есть две освободившиеся квартиры. Мы договорились одну квартиру отдать за металл для лестничных ограждений, а вторую квартиру мы планируем отдать за лифт. На данный момент в эти 23 миллиона входит покупка лифтов, подключение тепла к дому, крыша и плитка на этажах общего пользования. Если мы это всё сделаем, дом будет готов. Одно из наших предложений государству - дайте нам госгарантии, раз у вас нет строчки в бюджете…

И. Озеров


- Да, законом запрещено напрямую финансировать дольщиков.

Р. Абрамский

- Под эти гарантии ЖСК возьмёт кредит в банке. Если мы не рассчитаемся, вы этот кредит гасите, а мы потом с вами рассчитываемся. Сейчас квартиры в нашем доме очень сложно реализовывать, они будут хорошо реализовываться, когда мы сдадим дом. Это все прекрасно понимают, и кроме того, не хотелось бы продавать квартиры по заниженной цене. 

И. Озеров

- Просьбу про госгарантии вы адресовали и Наговицыну, и сейчас пришли к Цыденову.

Р. Абрамский

- К Наговицыну мы обращались через СМИ, а здесь – напрямую. И мы услышали прямой ответ – это рабочий вариант, его нужно проработать, провести через Хурал, где будут и обсуждения, и дискуссии. Я думаю, Хурал это примет, потому что проблема острая, народ возмущён, доведён до отчаяния, ходит на митинги – в преддверии выборов это никому не нужно. Я думаю, что (вопрос решится) в мае-июне, в разгар строительного сезона…

И. Озеров

- И избирательной кампании (смеётся).

Р. Абрамский

- Хотелось бы надеяться – хорошо, что рядом и президентские выборы.



 Р. Абрамский: К Наговицыну мы обращались через СМИ, а здесь – напрямую. И мы услышали прямой ответ – это рабочий вариант, его нужно проработать, провести через Хурал, где будут и обсуждения, и дискуссии. Я думаю, Хурал это примет



И. Озеров

- Ты говорил о трёх вариантах (решения вашей проблемы).

Р. Абрамский

- Первый – это гарантии, которые даёт правительство банку. Второй вариант – мы даём правительству квартиры, они нам дают деньги, а квартиры реализуют по каким-то программам – социальное жильё…

И. Озеров

- Да, у государства есть разные варианты.

Р. Абрамский

- Этот вариант сразу отмели. И третий вариант – даётся кредит, и дольщики становятся по нему поручителями, ЖСК старается продать активы, которые у него есть, и никакой гарантии от государства не нужно. Я этот вопрос вынес на обсуждение в социальных сетях, и дольщики сказали - а почему мы должны быть поручителями, это очень близко к заёмщикам, и если ЖСК не сможет выплатить кредит, это всё ляжет на наши плечи. Есть ещё и четвёртый вариант - сбор средств с дольщиков.

И. Озеров

- Дополнительных. Чем вы, по-моему, и пытались заниматься в самом начале.

Р. Абрамский

- Нет, сбором средств с дольщиков хотели заниматься те люди, которые были у руля («Улан-Удэжилстроя»).

И. Озеров

- Кроме вашего дома были рассмотрены также проблемы с объектами ООО «Бизнесинвест», «Домстройкомплект», «Зодчий», СК «Дом», «Тамир», ЗАО «Байкалжилстрой».

Р. Абрамский

- У всех разные истории. Понятно, что у всех дом не был сдан в срок, что люди ожидают - я был на многих собраниях, я видел, как народ реагирует, и к какому конструктиву они потом приходят. Есть схожесть в плане самоорганизации – нет консолидации, нет лидера, а обиженные и расстроенные люди пытаются сами разобраться в проблемах их объекта, и начинают ломать дрова. Они начинают писать во все инстанции, они просят помочь. И что происходит? Например, они пишут в прокуратуру, в ОБЭП, заваливают их письмами, и если это какая-то работающая компания, то к ней приходит ОБЭП, прокуратура, делают выемку всех документов, и стройка замораживается. Это первый нюанс, который нужно учитывать дольщикам. Я не говорю, что не нужно писать, но нужно сделать оценку того, что будет происходить потом. У нас люди, которые вошли в правление, ведут эту работу - пишут письма, получают ответы, опять пишут письма. Возможно, ответы нас не устраивают, но мы продолжаем параллельно работать. Что ещё я увидел на этих стройках? Они, конечно же, организовывают ЖСК, потому что законодатель нам ничего другого не предложил, и в процессе создания все начинают тянуть одеяло на себя, выяснять, сколько было кредиторки, сколько было дебиторки. Понятно, что всех это интересует, но если дом большой, то 90 человек будут интересоваться, разбираться в непонятных им вопросах, и начинается шум и гам. Я общаюсь сейчас с председателями ЖСК, они говорят – у нас полная неразбериха! Они убирают одного юриста, ставят другого, тот тоже некомпетентен, потому что проблема эта новая, у нас нет практики, к сожалению, по этим вопросам. Всё это сильно мешает стройке. И ещё совет – нужно прислушиваться друг к другу и не разгонять старую команду. Например, у нас на стройке до сих пор работает старый бухгалтер. Если бы мы взяли нового бухгалтера, то полгода бы только разбирались, кто, что и сколько нам должен. И надо находить компромисс со старым руководством, потому что если оно ищет варианты, как по «Тамиру» - там ребята до сих пор работают на стройке, они до сих пор пытаются достроить, хотя уже находятся в предбанкротном состоянии. Они продолжают работать, у них работают инженер, директор, бухгалтер, стройка ведётся, и сейчас они пытаются найти общий язык. Часть дольщиков за то, чтобы этот язык найти, а часть – нет, некоторые даже хотят создать второе ЖСК, но, я думаю, что это скорее всего от незнания законов и от нехватки собственного опыта в таких делах. Была идея создания ассоциации таких дольщиков в качестве консультативной группы, чтобы люди могли приходить, консультироваться, чтобы у людей было хоть какое-то представление, как быть дальше. Ну, и, конечно, должна быть максимальная прозрачность со стороны застройщика. Это сложный процесс, но, я думаю, что со временем он отработается, появится какая-то практика.

И. Озеров

- А лучше бы заранее появился какой-то страховочный механизмом на этот случай. Весь Запад пронизан страхованием, у них это уже в крови. А у нас пока ещё и государство не очень срабатывает, и психология наша мешает. 

Р. Абрамский

- Я видел юристов, которые брались за дела дольщиков. Люди приходили (к юристам) и говорили - мы хотим через суд расторгнуть договор долевого участия. Но для чего они это делают?

И. Озеров

- Расторжение, соответственно, деньги должны возвращаться.

Р. Абрамский

- Нужно спросить – а есть ли у компании эти деньги, и готова ли она тебе их вернуть? Юристы, мотивированные какими-то деньгами от этих людей, говорят – конечно, у вас есть варианты. Но, в первую очередь нужно посмотреть, не находится ли компания в предбанкротном состоянии? Представляешь, они расторгают договор в судебном порядке - оплачивают пошлину, оплачивают юристу - а потом приходят через месяц и говорят - у нас есть исполнительный лист, мы его готовы отдать, а что, у вас нет денег? Нет, ребята, у нас даже ещё процедура банкротства не начиналась. А можно мы опять заключим с вами договор? Представляешь, вот до таких смешных вещей доводили, к сожалению, некомпетентные юристы. Человеку и так плохо - он теряет свои деньги, он не может заехать в квартиру, он оплачивает ипотеку, а ему ещё и предлагают такие варианты! Нужно очень аккуратно и с осторожностью относиться к таким вещам – собственность в будущем будет ваша, а не тех юристов, которые ведут это дело. С совещаниями, которые проводятся у врио, появляется и какая-то правовая база - это такой «круглый стол», за которым встречаются и дольщики, и минстрой, и правовой отдел.

И. Озеров

- В митинге (обманутых дольщиков) участвовал?

Р. Абрамский

- Нет, не участвовал, объясню, почему. Я видел на фотографиях (с митинга) тех людей, с кем компания-застройщик расторгла договора в одностороннем порядке, то есть там были люди, которые не доплатили. Я также видел там подрядчиков, которые получили квартиры и не провели (за них) работы. Да, возможно, там были люди, которые заплатили и которые не могут заехать, но у этой медали есть и другая сторона - там были люди, которые не выполнили свои обязательства по договору.

И. Озеров

- В программе «Большой повод» принимал участие Роман Абрамский, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго до свидания!

Р. Абрамский

- До свидания!


© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия


Адрес: 670000 респ. Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина д.54б

Телефон редакции: ‎‎8 (924 4) 58 90 90  

E-mail редакции: info(at)baikal-media.ru


Учредитель - ООО "Байкал Медиа Консалтинг" 

Главный редактор: Будаев В.Н.


 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^
^