$ 58.1
61.7
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


24 февраля 2016, 11:11

Театр можно разыгрывать где угодно – на заводе, в степи, на берегу Байкала (20.02.2016)

Embed Music - Upload Audio Files -

20 февраля 2016 года

Театральный режиссёр, лауреат Государственной премии Республики Бурятия Олег Юмов и коммерческий директор группы компаний «Орда» Вадим Имидеев обсуждают с ведущим программы «Большой повод» Игорем Озеровым презентацию международной выставки современного искусства «Мифология», интерактивную инсталляцию «Шоно-Батор», и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Большой повод», в студии Игорь Озеров и мои сегодняшние гости – театральный режиссёр, лауреат Государственной премии Бурятии Олег Юмов и коммерческий директор группы компаний «Орда» Вадим Имидеев. Здравствуйте, уважаемые гости!

О. Юмов

- Сайн байна!

В. Имидеев

- Здравствуйте!

И. Озеров

- Повод сегодняшней программы – выставка современного искусства «Мифология», которая открылась в этногалерее «Орда», и очень интересный проект в рамках этой выставки. Олег, расскажите, что там будет происходить в ближайшие дни.

О. Юмов

- Мы открыли выставку современного искусства «Мифология», здесь собраны работы как наших классиков - Алла Цыбикова, Надежда Сахаровская, так и работы наших современных художников. Также приглашена современный художник из Монголии Анунаран, она больше работает в жанре перфоманса, в жанре инсталляции. Здесь можно посмотреть на наше всё - на наши традиции, которые выражены в разных сказаниях, легендах, мифах, посредством такого человека, как художник. Сейчас появилось такое сакральное место, где можно окунуться в наш сказочный бурят-монгольский мир.

И. Озеров

- Давайте поговорим а проекте, который представляете вы.

О. Юмов

- Это первая премьера Шоно-Батора» - ульгэра, который дошёл до нас из уст в уста, что называется. Это эксперимент, и мне нравится то, что и галерея очень молодая, и я пришёл сюда с новым предложением сделать театральную постановку в рамках галереи. Это две премьеры – премьера «Орды» как театральной площадки, и премьера «Шоно-Батора». «Шоно-Батор» - это устное народное сказание, и оно напрямую связано с темой выставки. Это миф, это легенда о замечательном Шоно-Баторе.

И. Озеров

- Это что-то подобное эпосу «Гэсэр»?

О. Юмов

- Да, но в «Гэсэре» очень много мифологических персонажей, борьба с разными чудовищами, монстрами, а «Шоно-Батор» - это, по-моему, один из последних эпосов – после этого они перестали появляться.

И. Озеров

- Он к какому времени относится?

О. Юмов

- Его первый раз записали в 1938 году в Усть-Ордынском автономном округе.



О. Юмов: В «Гэсэре» очень много мифологических персонажей, борьба с разными чудовищами, монстрами, а «Шоно-Батор» - это, по-моему, один из последних эпосов – после этого они перестали появляться



И. Озеров

- А когда появился – учёные что-то говорят об этом?

О. Юмов

- Вообще, первым его записал Агван Доржиев, я об этом случайно недавно узнал, читая его путевые заметки. Оказывается, он записал ещё на старо-монгольском языке в начале XX века. А появился эпос в XIX веке, может быть, часть в XVIII веке. Многие говорят, и я этому верю, что у Шоно-Батора есть конкретный прототип - это политический и военный деятель Амарсана, который вёл освободительные войны против маньчжурского китайского влияния. Это трагедия ойратского народа, когда он распался. Даже если посмотреть географию распространения эпоса – он был распространён в Усть-Ордынском автономном округе, куда ойраты убегали, среди тувинцев, алтайцев, киргизов это тоже встречается. Естественно, у самих ойратов, то есть, у калмыков этот эпос есть наряду с «Джангаром». Также он сохранился в Монголии – «Чинэ-Батор».

И. Озеров

- Вадим, понятие «галерея современного искусства» - достаточно новое для Бурятии. В чём концепция «Орды», какие цели вы преследуете?

В. Имидеев

- Основная цель – сделать экспериментальную площадку для обмена мнениями, овеществлёнными артефактами и представление их публике. Я не искусствовед и не культуролог, я больше занимаюсь организацией этого процесса, но, вникать всё равно приходится. В Бурятии есть очень много талантливых мастеров – художники, архитекторы, скульпторы, люди, представляющие самобытные виды творчества. Все эти мастера не имеют общей площадки для общения. Наша галерея первой своей целью видит объединение таких людей в одну силу, которая духовно развивает наш город и нашу республику. Олег, как раз, один из таких людей, пассионарий, который многих людей может многому научить, научить традиционному видению, и тому, как это видение переработать на современный лад.

И. Озеров

- Речь идёт только о современном искусстве?

В. Имидеев

- Всё современное искусство вытекает из того, что было сделано ранее. В Бурят-Монголии было развито плетение гобеленов из конского волоса. Мы знаем, что гобелены украшали за́́мки королей ещё в средневековье. Кочевники для гобеленов брали тот материал, который всегда был под руками – конский волос. В чём уникальность этих гобеленов - они делаются без искусственных красителей, в природе есть 38 оттенков конского волоса - от белоснежного до самого чёрного. Если говорить на современный лад – «38 оттенков конского».

И. Озеров

- Олег, вы сказали, что привносите театр в галерею. Там есть традиционная сцена? В каком формате будет осуществляться ваша инсталляция?



В. Имидеев: В Бурятии есть очень много талантливых мастеров – художники, архитекторы, скульпторы, люди, представляющие самобытные виды творчества. Все эти мастера не имеют общей площадки для общения. Наша галерея первой своей целью видит объединение таких людей в одну силу, которая духовно развивает наш город и нашу республику



О. Юмов

- Я понял вопрос, добавлю к тому, о чём говорил Вадим. Когда Анунаран, художник из Монголии, приехала, она спросила меня - сколько у вас, здесь в Бурятии, есть галерей? Меня этот вопрос поставил в тупик. С одной стороны, это очень радостно, что галерея открылась, но, это праздничное настроение у меня как-то перешло в задумчивое и грустное. У одна единственная галерея. Есть у нас музеи…

И. Озеров

- Вспоминается арт-галерея «Ханхалаев».

О. Юмов

- Но, это не у нас, это в Москве, я их уважаю и ценю. Почему у нас нет к этому интереса, почему у людей, которые создают шедевры, творения, не возникает инициативы создать место, пространство, где мы можем собираться. В любом большом городе есть Дом актёра, где актёры из разных театров собираются, сочиняют спектакли, хорошие или плохие – не суть важно, и играют их. Это и небольшой заработок, и момент синтеза, объединения. И перейду к ответу на ваш вопрос – в современном мире искусство стало синтетическим – не поймёшь, где начинается и заканчивается работа режиссёра, понятие сценической коробки тоже уже давным-давно пропало – театр можно разыгрывать где угодно – на заводе, в степи, на берегу Байкала. В этногалерее это просто большая комната, где висит много красивых картин. Они мне не мешают в этом же пространстве создавать театр, жанр произведения это позволяет – театр улигершина, театр одного актёра. Представьте – двести лет тому назад ходит по великой степи странный человек, обвешанный разными музыкальными инструментами. Он гостит у разных людей, рассказывает им разные истории и узнаёт новые. Он является и историком, и носителем языка…

И. Озеров

- Сценаристом, автором-исполнителем.

О. Юмов

- Как мы воспринимаем улигер в современном мире – сидит человек, и долго-долго что-то грустно и уныло рассказывает. А если встать на позицию мальчика в юрте, лишённого всех современных удобств – для него это было событие, которое можно растянуть и смаковать всю жизнь. Так вот, в нашем проекте нет компонента традиционного театра – сценической коробки. Хочется понять и осмыслить, что такое в нашем понимании бурят-монгольский театр, где его истоки, в чём природа этого актёра, как его можно играть? Как можно текст, рассчитанный на сказание, сделать театральным, зрелищным, интересным, глубоким? Галерея – это площадка, где можно экспериментировать, а из экспериментов очень часто рождаются глубокие вещи.

И. Озеров

- Зрители как-то будут задействованы?

О. Юмов

- Да, наш первый ряд будет так же близко, как мы сидим с вами. Это создаёт для артиста определённые сложности – ни за чем не спрячешься, за кулисы не уйдёшь. Но, с другой стороны, ему не надо будет лукавить и врать, потому что у него это и не получится. Это момент раскрытия - я вышел, и я вам должен рассказать какую-то историю. Где-то сыграть, где-то пошутить, где-то погрустить. Остаётся только быть честным и искренним в своей работе. Это прямой диалог, абсолютно прямое общение, даже на уровне дыхания - этот момент театра, момент живости мне нравится. Идеально было бы создать большую юрту и устроить это представление. Нет традиционных кресел, посредине юрты горит костёр, рядышком сидит улигершин, пьёт чай и все сидят вокруг на маленьких подушках. Это и есть театр, мне кажется, в этом хочется поразбираться.

И. Озеров

- Временные рамки есть у вашего представления?

О. Юмов

- Час пятнадцать, час двадцать максимум. Бурятский язык, мы можем услышать чистый иркутский диалект, как он дошёл до нас – слово в слово. Для тех, кто не понимает языка, будут представлены субтитры - это авторизованный перевод Алексея Гатапова, он за эту работу получил премию в номинации «Поэтическая драматургия».



 О. Юмов: Идеально было бы создать большую юрту и устроить это представление. Нет традиционных кресел, посредине юрты горит костёр, рядышком сидит улигершин, пьёт чай и все сидят вокруг на маленьких подушках



И. Озеров

- Вадим, любой проект, особенно в наши сложные времена, особенно связанный с искусством, всегда вызывает вопрос – на что это воплощается, какая, может быть, поддержка государства? С чего вы собираетесь жить, будут это взносы с художников, которые к вам будут приходить, или механизм какой-то другой?

В. Имидеев

- Начну с того, что выражу благодарность нашим собственникам, которые пошли на такой неординарный шаг и в непростое время открыли галерею, не побоялись этого риска. Я хотел бы ответить на ваш вопрос в разрезе практической значимости. Мы создаём какой-то фонд авторов, которые своими руками творят культуру – овеществлённую и не овеществлённую. А юные молодые дарования зачастую бывают недоступны широкой публике, хотя представляют определённый интерес. И практическая значимость галереи заключается в том, что таких людей мы выводим на свет. Для любого автора, для любого художника очень важно увидеть и услышать оценку коллег по цеху и рядового зрителя, это даёт очень большой толчок для развития. У мастеров нет таких широких возможностей для зарабатывания денег, которые предоставляем им мы, выставляя вещи, в том числе, и на продажу. Потом есть такая интересная вещь, как арт-банкинг, это очень развито в цивилизованном мире, в Москве более или менее встало на ноги, мы тоже сейчас хотим к этому обратиться. Крупный бизнес регулярно где-то собирается, на каких-то площадках – это переговоры банков, страховых компаний, чего-то ещё, в этих местах очень часто выставляются вполне конкретные произведения. Кроме того, мы открываем интернет-магазин, где будут представлены все произведения наших современных авторов. Благодаря этой платформе любой человек из любой точки земного шара может себе заказать какой-то артефакт – от магнитика до картины и наслаждаться близким по духу, близким по крови творчеством.

И. Озеров

- Это ежедневный формат или раз в неделю вы будете собираться? Сейчас кто-то нас услышал и подумал – у меня есть работы, но нет признания.

В. Имидеев

- Практически это выглядит так - надо взять свои работы, прийти в галерею «Орда», и показать их. Мы всегда рады любому гостю, и уж тем более, если гость - творческий человек.

И. Озеров

- В одном из интервью вы сказали, что в Южной Корее все театры коммерциализированы. Для нас эта схема непривычна, должно ли государство продолжать играть такую большую роль, которую оно играет сейчас. Как бы вам, как художнику в самом широком смысле слова, было бы комфортней работать?

О. Юмов

- Это сложный вопрос. Российский театр тем и велик, что он, по-моему, единственный в мире – репертуарный. Тут очень много плюсов и по-другому это как-то очень сложно представить. С другой стороны, возникает вопрос – а зачем содержать такую большую труппу? Тут нужен какой-то очень умный театральный маркетинг, нужны люди, которые знают изнутри, что такое русский театр. В разовых проектах я тоже вижу большие плюсы – собралась компания, сделали проект, отыграли и разбежались. Мир стал очень быстрым и результативнее такие сборы. Конечно, любой режиссёр мечтает иметь свой театр, постоянную труппу, но, приходит такой момент, когда взаимоотношения исчерпываются - кто-то мирно расходится, кто-то со скандалами. Хочется придумать модель, чтобы театр не сидел и не ждал подачек, чтобы были продуманные и успешные в творческом плане проекты, и в то же время это как-то окупалось. В любом случае, драматический театр, театр слова, театр актёра, нуждается в поддержке – частной или государственной. А если подходить к театру, как к бизнесу, тогда должна быть другая система. Мюзиклы – это очень успешные продюсерские проекты, это как фильм, только на сцене. Прокатали год-два, потом труппу распустили, декорации сожгли – начинаем следующий проект. Это немножко не наше искусство – я не говорю, плохое оно или хорошее. А у нас есть драматический театр, это больше театр духа, театр поиска, театр психологии, как из него делать успешный коммерческий проект? Взять «Шоно-Батор» - многие буряты не понимают своего языка, молодёжь живёт другими идеями. Кроме того, культура – это чистое отражение того, что происходит в государстве, и театр сейчас переживает какие-то потрясения, тоже находится в поиске, его тоже очень сильно штормит.

И. Озеров

- Олег, в своих ответах вы неоднократно говорили «Бурят-Монголия», «Бурят-Монгол» - это ваша сознательная позиция относительно единой культуры или что-то другое?

О. Юмов

- Многие, когда едут через Кяхту, через «Алтан-Булаг», понимают – что везде одна и та же степь, и это люди, которые когда-то были вместе, и которым не составляло труда понимать друг друга. Нас всех объединяет язык, культура и история, традиции и обычаи. У меня нет момента панмонголизма, я по роду отношусь к сонголам, они выходцы из Монголии, а может быть, и дальше. Они и привнесли буддизм в Бурятию. Это ненужная разобщенность, ладно, есть политическая граница, но, точек соприкосновения много. В Монголии больше традиций, больше всего, монголы как 500 лет назад жили, так до сих пор и живут, в плане бытовой культуры. Сохранились юрты, сохранились традиции, связанные и с буддизмом, и с шаманизмом. А у нас бытовая культура исчезает очень сильно. Для меня Бурят-Монголия – одна, единая колыбель, хотя и в Монголии я тоже вижу много недостатков. Это немножко грустная история.

И. Озеров

- Я думаю, поводы для оптимизма мы будем находить и ваши проекты будут этому способствовать. Вадим, давайте скажем, когда ваши проекты будут проходить в этногалерее «Орда».

В. Имидеев

- Проекты идут ежедневно, без выходных, с 10-ти часов до последнего посетителя. Выставка «Мифология» уже стартовала и будет работать до апреля. Премьерный показ спектакля-инсталляции «Шоно-Батор» состоится 24 февраля в 18.30 в галерее «Орда», ул. Пушкина, 4а, 5-ый этаж. Следующие после премьеры дни – 25 и 27 февраля, и в марте практически каждые выходные мы будет это показывать. Мы всех приглашаем, и будем рады видеть на нашей площадке.

И. Озеров

- Спасибо огромное, в программе «Большой повод» принимали участие театральный режиссёр Олег Юмов и коммерческий директор группы компаний «Орда» Вадим Имидеев. Вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свиданья!

О. Юмов

- До свиданья!

В. Имидеев

- Баяртай!



Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^