$ 63.92
67.77
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Баргузин ФМ"
"Эхо Москвы" "Русское радио"


24 декабря 2015, 10:19

Государству неугодны все, кого оно не может контролировать (23.12.2015)

Listen Music Files - Play Audio - Особое мнение О... 23 декабря 2015 года

Главный редактор еженедельника “Молодёжь Бурятии» Олег Лебедев обсуждает с ведущим программы «Особое мнение» Игорем Озеровым противостояние налоговиков и предпринимателей Бурятии, сравнение условий работы журналистов в советское время и в наши дни, нынешнее политическое и экономическое состояние России, а также другие вопросы.

И. Озеров

- Здравствуйте в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я с удовольствием приветствую моего сегодняшнего гостя -главного редактора еженедельника «Молодёжь Бурятии» Олега Лебедева. Добрый день, Олег!

О. Лебедев

- Добрый день, Игорь! Я хочу поблагодарить вашу радиостанцию за предоставленную возможность выступить в эфире, потому что, наверное, с год я не выступил на «Эхо Москвы».

И. Озеров

- Волнительный дебют после долгого перерыва (смеётся).

О. Лебедев

- И, конечно, поздравить с наступающим Новым годом, пожелать терпения, мудрости, здоровья, любви, и, конечно, удачи, удача, я думаю, нам не помешает. Наверное, начнём с номера…

И. Озеров

- Именно об этом я и хотел спросить, про Новый год и про ожидания, настроения мы ещё обязательно в конце поговорим.

О. Лебедев

- Как известно, у нас все еженедельники, большинство, по крайней мере, выходят по средам. Сегодняшний номер заключительный, он под номером 52, то есть, наши обязательства перед подписчиками исчерпаны в этом году. Следующий номер выходит 30-го, но датирован будет первое-второе, спаренный номер, уже 2016-м годом.

И. Озеров

- Чтобы вам отдохнуть, хотя бы, недельку.

О. Лебедев

- Да, поэтому, итоги года, как таковые – скандалы, конфликты, потрясения – мы будем подводить в следующем номере. Этот же номер у нас в том информационном пространстве, что и большинство еженедельников. Конечно, центральная тема номера – это конфликт бизнеса и наших надзорных и контролирующих органов. Что тут сказать? Вы знаете, это, наверное, как… крестьянин выходит на поле, он знает объём работ, знает, сколько ему засеять, сколько вспахать, рабочие приходят на завод, мы, газетчики, знаем, что сегодня мы должны то-то и то-то сделать. У наших налоговых, контролирующих органов ситуация несколько иная – работник приходит на работу, у него портрет нашего руководителя, и график висит – допустим, синусоида устремилась вниз по собираемости налогов. То есть, выбор-то небольшой инструментов у него. Я думаю, что меньше всего руководители этих органов думают о том, чтобы республика в целом жила хорошо. У них есть какие-то ведомственные, подведомственные инструкции, очень ограниченный набор инструментов. Недобор налогов – значит, будем штрафовать, значит, будем внеплановые проверки проводить. То есть, когда наш бизнес сталкивается с этим, это, конечно, очень болезненно. Потому что, в конце концов, эти штрафы сказываются и на работниках этих предприятий.

И. Озеров

- Ну, конечно, да.

О. Лебедев

- Это же не с неба деньги падают, в конце концов. Интересный, кстати, материал, я рекомендую радиослушателям, в сегодняшнем «Коммерсанте» материал о пресс-конференции по итогам года нашего омбудсмена по защите предпринимательства Бориса Титова. Там он оперирует цифрами по всей стране. В уходящем году количество жалоб предпринимателей возросло на 50 процентов - за каждой десятой долей процента конфетные судьбы, может быть, закрытый бизнес и прочее. То есть, это очень тревожный знак. А побед, к сожалению, в этой сфере не так много. Региональные омбудсмены, как вы знаете, они выступают свидетелями по делам, где, допустим, сопровождают какое-то предприятие в предбанкротном состоянии, и прочее. Поэтому, это отвлекает от работы, и им уже не до защиты, грубо говоря, а только ходят по судам.

И. Озеров

- Этот пример, на мой взгляд, похож на аналогию по поводу цен на бензин и цен на нефть в нашей нефтедобывающей стране. Цена на нефть падает, соответственно, прибыль у нефтедобывающих компаний уменьшается, они пытаются упущенные доходы компенсировать.

О. Лебедев

- Да, во всём мире цены на бензин падают – у нас растут.

И. Озеров

- Это ещё проблема нашей внутренней конкурентности и монополизации этой отрасли – это отдельная, совершенно, история. Но, с другой стороны, без налоговой-то тоже никуда, правильно?

О. Лебедев

- Без налоговой, нет, конечно, потому что, в конце концов, за налоговой стоит очень большая бюджетная сфера – и образование, и здравоохранение, – понять-то можно. Я не знаю, у нас, вообще, патерналистское государство, потому что, без помощи от государства у нас многие отрасли, грубо говоря, захлопнутся. Не знаю, как от этого отходить. Платное образование, оно, фактически, частично, давным-давно, у нас платное. Здравоохранение…

И. Озеров

- Здравоохранение туда же полным ходом идёт.

О. Лебедев

- Полным ходом, поэтому, что скажешь? Тут ножницы между, грубо говоря, долгом… Я не думаю, что тут дело в личности руководителей этих надзорных органов – трудовой инспекции, налоговой, Роспотребнадзора. В конце концов, у них есть московское начальство, и чтобы им не прослыть разгильдяями, лентяями, они предпринимают меры, которые очень больно бьют и по бизнесу, и по народу в целом.

И. Озеров

- Да, а в основе всего, понятно, кризис, ухудшающаяся ситуация, и так далее. Тут тоже не на пустом месте они свою надзорную деятельность… Возможно, и есть указания, которые говорят – давайте, давайте, бюджет пустой…

О. Лебедев

- Скорее всего.



 О. Лебедев: У нас, вообще, патерналистское государство, потому что, без помощи от государства у нас многие отрасли, грубо говоря, захлопнутся



И. Озеров

- …но в итоге мы теряем предпринимателей, уходящих из региона. Ну, посмотрим, я думаю, что это работа, как, впрочем, и многие другие сферы нашей жизни, где возникают какие-то конфликты - это дело такого, ежедневного, скрупулезного компромисса, и глава республики на это внимание уже несколько раз обращал, с разной степенью категоричности, что надо как-то нам искать компромисс, перестать кошмарить бизнес, и так далее.

О. Лебедев

- Понимаете, когда так говорят в регионах это, допустим, одно. Другое дело, когда это, не просто, говорит, а всё делает для этого - и на законодательном уровне, допустим, и меняет саму систему в государстве - когда государство для людей, а не наоборот. Вы знаете, я, в этом смысле, пессимист. Пока цены на нефть…. Что говорить, у нас промышленность республики по пальцам можно пересчитать. Авиазавод, Селенгинский (ЦКК – ред.), те экспортные, грубо говоря, которые на несколько процентов повысили выпуск готовой продукции – у нас уже у региона положительная динамика. Пока цены на нефть не подскочат, будет только ужесточение в налоговой сфере.

И. Озеров

- Олег, это совсем пессимизм, потому что…

О. Лебедев

- Это, наверное, не пессимизм, это реализм. Деньги-то нужно откуда-то брать?

И. Озеров

- За предыдущие 15 лет, как ты думаешь, могли мы что-то сделать, в связи с тем, что у нас есть такие возможности, такая цена на нефть, как-то реорганизоваться, реструктуризировать, или правительство делало всё возможное, мы максимально эффективно прожили эти годы?

О. Лебедев

- Вы знаете, у нас, наверное, сменился образ жизни за эти годы. Мы стали больше выезжать заграницу…

И. Озеров

- Да, и уровень жизни существенно подрос.

О. Лебедев

- Существенно подрос, да. Конечно, и воровство, и коррупция возросла. Про коррупцию, по крайней мере, последние 10-15 лет мы только говорим - о борьбе с коррупцией, но, загадка, почему 20-ю статью Конвенции о борьбе с коррупцией, ООН которую принимал, почему не ратифицировать?

И. Озеров

- Мне кажется, это не загадка никакая, вполне всё объяснимо.

О. Лебедев

- У Эзопа спросили - какой самый большой переполох на земле может случиться? Он говорит, когда мёртвые воскреснут, и потребуют своё добро назад. Я думаю, с принятием этой 20-й статьи - это примерно то же самое будет. Вы посмотрите - любой российский сегодня не миллионник, даже, а средних размеров (город – ред.) - загородные виллы, коттеджи. Подходи - вот оценка, вот оценщики, независимая экспертиза - этот дом стоит столько-то, грубо говоря, а у хозяина, допустим, на одну дверь - две зарплаты годовых.

И. Озеров

- То есть, одна дверь стоит две его годовых зарплаты.

О. Лебедев

- Да, я фигурально выражаюсь.

И. Озеров

- Понятно.

О. Лебедев

- То есть, он должен доказать, что это законно. Я думаю, что большинство чиновников этого сделать не могут – именно поэтому эту статью не ратифицируют.

И. Озеров

- И именно поэтому тех, кто пытается такие расследования проводить, нещадно карают, изобличают, обвиняют в каких-то зарубежных связях.

О. Лебедев

- Да.

И. Озеров

- Этому несть числа, люди сидят – это мы всё помним. Олег, о чём ещё пишет газета?

О. Лебедев

- В этом номере я бы рекомендовал, конечно, итоговое интервью главы республики Вячеслава Владимировича Наговицына, которое он в понедельник дал. Я думаю, что нашему корреспонденту Маргарите Ихеновой удалось компактно, по полочкам разложить. Традиционный опрос сегодня мы посвятили прошедшей пресс-конференции Владимира Путина в прошлый четверг. Люди просто делятся своими переживаниями, своими опасениями от грядущего, потому что, что греха таить, настроение в обществе, наверное, не самое оптимистичное сегодня. А ведь именно в настрое… что говорить, живём мы сегодня неплохо, у нас никто не голодает…

И. Озеров

- Пока ещё, да.

О. Лебедев

- Как наши деды в 50-60-е – там рядом не стояли по уровню, и, всё-таки, был оптимизм какой-то, вера в светлое будущее. А сегодня этой веры нет. Живём сегодняшним днём – что говорить, бизнес-то не может планировать на полгода вперёд из-за этих обстоятельств, о которых мы с вами говорили. Что касается прессы – конкретно, за бумажные издания, допустим, я скажу. Конечно, оптимисты дают пять лет ещё бумажным газетам - все уйдут в сеть, в конце концов. Не знаю - это очень грустно, конечно. Первые ласточки у нас такие, даже не ласточки, не знаю, как назвать, примеры есть ещё.

И. Озеров

- Орлы!

О. Лебедев

- Да, которые ушли с рынка, вообще.

И. Озеров

- А, ты имеешь в виду… Я-то думал, что про развитие в интернете ты хочешь привести пример – ну, да, в этом плане всё печально.

О. Лебедев

- Тем не менее, я, конечно, за все поколения не буду говорить, но, для людей более старшего поколения пушкинское «Печатный лист быть кажется святым» - всё равно, это есть (строка из сатирического стихотворения поэта И.И. Дмитриева. И он, и Пушкин, наоборот, сомневаются в святости печатного листа - ред.) по отношению к газетам. Интернет - там же одни комментарии почитаешь, и как-то уже ни доверия, ничего нет. А газета, она более взвешенно подходит. Цензуры, конечно, нет, есть внутренние цензоры у каждого журналиста, и прочее. Очень, конечно, обидно. Аналитика, как таковая, она, конечно, исчезает из жанров, потому что, вот так получается, что сиюминутные информации, какие-то, я не знаю, на тысячу знаков, а размеренные такие материалы аналитические - это всё уходит уже в лету.

И. Озеров

- Мне кажется, тут проблема больше региональная – на федеральном уровне аналитиков хватает, мы их видим. Просто, проблема, может быть, в том, что уезжают многие.

О. Лебедев

- По пальцам можно пересчитать такие издания. Это издательский дом «Коммерсантъ», естественно, «Эксперт» из серьёзных изданий. «Форбс»…

И. Озеров

- «Газета.ру», «Форбс», «Ведомости» - в принципе, довольно много.

О. Лебедев

- Это всё бумажные издания. «Газета.ру» - это одно из немногих…

И. Озеров

- Да, это я автоматом перебежал в интернет.

О. Лебедев

- «Свободная пресса», допустим – тоже интернет-ресурс, очень я бы рекомендовал, конечно, читать, потому что, по крайней мере, есть претензия на объективность, на какой-то трезвый взгляд на вещи.

И. Озеров

- Олег, скажите, пожалуйста, ваши впечатления от последних выступлений Путина - и послания Федеральному собранию, и пресс-конференции, потом фильм, который он сделал на «России 1», по-моему, про миропорядок. В прошлом году президент гораздо больше, на мой взгляд, излучал оптимизм, сказал – кризис - ничего страшного, два года подождём… Год с того момента прошёл, оптимизма, на мой взгляд, поубавилось. Как на ваш взгляд?

О. Лебедев

- Вы знаете, в своей редакционной я сегодня перечислил два взгляда на сегодняшние события. Державники говорят, что корабль российской государственности лёг на курс национального возрождения – это военная операция в Сирии, фактически, разрыв отношений с Турцией – какая-то самость государства достигнута, отказ от зарубежных курортов. А другие, либералы, главным образом - идёт закручивание гаек, идёт изоляция от внешнего цивилизованного мира. Вы знаете, я не сторонник ни тех, ни других, я думаю, что обычный человек живёт более житейскими, какими-то, вещами. Хотя, некоторые, конечно, вещи меня не то, что тревожат… Ну, допустим, изоляционизм, так называемый. Это же, наверное, не очень хорошо, когда граждане, многие категории… вы знаете, что все силовики у нас лишены права сегодня выезжать, и, по-моему, только Китай и Вьетнам остался. Я не знаю, Куба есть в этом списке или нет? Это, всё равно, влияет и на мироощущение людей, и на образ жизни, я не знаю, на кругозор их. Ничего хорошего в этом я не вижу. Я понимаю, что есть боязнь провокаций в отношении каких-то представителей государства за рубежом, но, тем не менее, это, мне кажется, путь тупиковый. Я думаю, что обязанность руководителя любого ранга у нас в стране сегодня - это излучать оптимизм. Это тщательный подбор эпитетов, осторожность в оценках, потому что, а что народу остаётся, если руководитель будет говорить – ребята, всё пропало, экономика в упадке, негативный тренд, и прочее. У меня противоречивое мнение осталось и после послания Федеральному собранию. Я помню ещё в первом десятилетии этого столетия какие-то попытки, по крайней мере, попытки, честные попытки поиска национальной идеи - то есть определиться, куда идёт страна, что мы хотим в конце? Вы помните, когда президентом был Медведев - «Россия, вперёд!», какие-то, стратегические вещи. Потом были программы «2020», сейчас пишут программы «2030». Насколько это расплывчато! По крайней мере, покажите горизонт для страны, куда мы должны стремиться. У нас же, фактически промышленность, как пришла в упадок в девяностые, так никто, фактически, не возродился после этого. Больше скажу в последние годы те, что уже самостоятельно были с нуля созданы предприятия, они закрылись. То есть, если у нас не будет промышленности, не будет армии технарей, людей, которые умеют думать головой, и делать что-то руками, у нас ничего не сдвинется. У нас так же будет засилье экспорта во всех отраслях, но, это плохо, это процесс, обратный тому, который был в 30-е годы. Ведь, посмотрите, все титаны индустрии, которые сегодня наполняют бюджет по инерции, они были созданы именно тогда. Понятно, что там и рабский труд использовался…

И. Озеров

- Да, об этом я и хотел напомнить.

О. Лебедев

- Там было и усилие народа. По крайней мере, там были видны цели. Куда мы сегодня идём не говорит никто. Если мы от руководителя этого не слышим…

И. Озеров

- Так вот я и хотел сказать – если у нас всё плохо, это не замалчивание, может быть, проблемы или осторожный оптимизм, а у нас всё плохо, но, я предлагаю вот это, вот это и вот это, и, таким образом, я надеюсь, мы не гарантируем, но, выйдем к такому-то. Ничего этого нет, есть просто ощущение ожидания высоких цен на нефть, и всё.

О. Лебедев


- Да, и констатация происходящих сегодня процессов – разрыв отношений с Турцией, Египет, Сирия, ИГИЛ. Да, опасность большая от ИГИЛ (зарещённая в России террористическая организация - ред.), но, этим, наверное, задачи страны не ограничиваются. Показать какие-то перспективы. Ну, импортозамещение - сам термин, не знаю, у кого как, у меня отторжение всегда вызывал. Грубо говоря, это, как бы, декларация того, что, вместо хороших, качественных, западных товаров мы будем выпускать свои, похуже, но, зато, подороже, грубо говоря.

И. Озеров

(смеётся) – Они будут похуже, зато подороже – это хорошо звучит.

О. Лебедев

- Да, Центробанк на прошлой неделе, по-моему, уже, совершенно, поставил «неуд» этой программе. Что там дальше? Опять с этими санкциями – грубо говоря, человек, который хотел бы на тот же аграрный рынок прийти, у него должно быть понимание, что мы не дождёмся в ближайшие три-четыре года конкурентов с Запада. Мне стоит взять кредит в банке, заняться производством. А ведь, санкции, анти-санкции – у них временной лаг полгода, то есть, для фермера, это, по-моему, приговор, фактически, он в эту сферу не пойдёт рисковать. Ну, хорошо, закупит он технику, а тут придёт продукция с Европы.



О. Лебедев: Импортозамещение - сам термин, не знаю, у кого как, у меня отторжение всегда вызывал. Грубо говоря, это, как бы, декларация того, что, вместо хороших, качественных, западных товаров мы будем выпускать свои, похуже, но, зато, подороже



И. Озеров

- Да, плюс взять кредит – у банков сейчас всё не слава богу, проценты вон какие по ставкам, по кредиту – как его брать, и как его потом отдавать. Это же основа, из этого замкнутого круга мы никак выбраться не можем. Нашим радиослушателям я напоминаю, что программу «Особое мнение» вы можете не только слушать в эфире радиостанции «Эхо Москвы», но, и читать и также слушать на сайте Baikal-media.ru в разделе «Эхо Москвы Интервью», и здесь же задавать вопросы героям наших интервью, и комментировать их. Олег, ещё какой-нибудь материал давай обсудим из свежего номера?

О. Лебедев

- Так как, конец года, и по традиции, все издания и все телеканалы спешат разместить гороскопы. Так устроен человек – желает знать, что будет.

И. Озеров

- Как в песне поётся.

О. Лебедев

- У нас в этом номере любопытнейший материал нашего колумниста Геннадия Тарасовича Башкуева, драматурга, как раз, о гороскопах, о том, кто их пишет. Его судьба в своё время свела с человеком-драматургом на одном из семинаров, который признался, что в лихие 90-е, когда театры загибались, он был вынужден зарабатывать себе на жизнь составлением гороскопов. Он не астролог, обладает, грубо говоря, только литературным талантом. Материал очень любопытный, я рекомендовал бы прочесть. Я не буду спойлерством здесь заниматься, самое интересное выдавать, но, почитайте, получите, по крайней мере, эстетическое удовольствие.

И. Озеров

- Олег, «Молодёжь Бурятии» - легендарная наша газета, одна из первых, если считать с советского периода истории Верхнеудинска, и затем Улан-Удэ, многие периоды проходила, но, один из интереснейших этапов, на мой взгляд, и, думаю, многие со мной разделят это мнение – это конец 80-х, когда орган ВЛКСМ, фактически, стал в оппозицию тогдашней власти, и очень смелые материалы публиковал, и на фоне, тоже, разворачивающегося кризиса. Интересно было бы ваше мнение послушать, сравнить журналистику тогда, журналистику сейчас, потому что, опыт просто гигантский.

О. Лебедев

- Вы знаете, недаром говорят, что первый дефицит, который новая власть удовлетворила – это дефицит на информацию. Вы помните эти многомиллионные тиражи федеральных изданий. «Молодёжь Бурятии» в стороне не могла оставаться. Во-первых, у нас молодой состав, у нас мобильный состав был, в отличие, допустим, от наших коллег из «Правды Бурятии», где под сто человек был полный штат.

И. Озеров

- Да и газет тогда, собственно, по пальцам одной руки можно было пересчитать.

О. Лебедев

- Да, и газет было немного. Конечно, самый большой удар – это отмена цензуры. Существовал Главлит, и фактически, подписывал человек, который скромненько сидел в Доме печати внизу, и без его печати типография не принимала номер в печать. Технически, конечно, это было совершенно ужасно. Высокая печать - это звучит красиво – «высокая печать», а это, грубо говоря, та же «Искра», которую в 1912 году выпускали, то есть, это вредное производство, очень не мобильное…

И. Озеров

- Трудоёмкое.

О. Лебедев

- Трудоёмкое, да. С отменой цензуры… Ведь, что такое цензор? Это не просто «винтик», грубо говоря. Вот, у него книга, конкретно, по Бурятии - о чём нельзя писать ни при каких обстоятельствах. Допустим, физическое и моральное состояние молодых людей от района и выше – я, к примеру, говорю. Нельзя – там длиннющий список географический, топонимический объектов, которые даже упоминать нельзя было. Нельзя писать о преступности. Почему складывается впечатление, что раньше такой преступности не было. Да много чего было!

И. Озеров

- И похлеще.

О. Лебедев

- Да, и совершенно ужасных преступлений. Другое дело, об этом нельзя было писать. Об этом говорили в трамваях, на кухнях – в газетах мы не видели, и складывалось впечатление, что страна, в общем, благоденствует…

И. Озеров

- И этим многие сейчас пользуются, когда очень ностальгически и позитивно вспоминают о Советском Союзе. Олег, очень интересные факты вы приводите, напомнить нелишне будет.



О. Лебедев:  что такое цензор? Это не просто «винтик», грубо говоря. Вот, у него книга, конкретно, по Бурятии - о чём нельзя писать ни при каких обстоятельствах



О. Лебедев

- Вы-то, уже, позже заканчивали?

И. Озеров

- Я закончил в 1991 году, я всё это наблюдал, будучи студентом, так как активно интересовался, а работать пошёл в 1991-м, в год развала СССР.

О. Лебедев

- Я помню даже на университетской скамье, грубо говоря – подбор информации, как работать с информацией. Информации должны быть исключительно позитивными. Информация – это то, что 800-900 знаков, по нынешним временам, коротенькие. Если информация содержит сведения о жизни за рубежом, грубо говоря, в странах капитала – она должна быть, при любых обстоятельствах, резко отрицательной. То есть, такими нехитрыми пропагандистскими приёмами и достигалась эта уверенность в завтрашнем дне, и прочее – у нас всё хорошо, на Западе всё плохо. Я с грустью замечаю, что многие принципы сегодня возвращаются на наши центральные каналы. То есть, если за рубежом – это всё плохо, у нас ищут позитивный какой-то…

И. Озеров

- Или умалчивают просто, не говорят.

О. Лебедев

- Или просто умалчивают. Я не думаю, что это здорово. Люди, которые сделали делом своей жизни журналистику, они должны, всё-таки… Я не взываю к совести, а просто, к профессиональному долгу. Не секрет, что много, даже из видеоряда, грубо говоря, фальшивка – то, что мы видим, во что мы верим – что это так ужасно происходит. На самом деле, это чистой воды те, с советских времён пропагандистские приёмы.

И. Озеров

- Мы прервёмся на пару минут – оставайтесь на «Эхе».

(реклама)

И. Озеров

- Итак, это программа «Особое мнение», мы продолжаем общаться с Олегом Лебедевым, главным редактором еженедельника «Молодёжь Бурятии». Олег, вернёмся к той теме, на которой мы закончили. Как вы считаете, возвращение советских пропагандистских штампов – зачем это сейчас нужно? У нас частная собственность вернулась, у нас какая-никакая рыночная экономика, у нас пока ещё открыты границы – да, эта ситуация немножко меняется для отдельных групп граждан – мы сейчас с большим количеством стран конфликтуем, чем даже три-четыре года назад – зачем это делается, и кем это делается?

О. Лебедев

(смеётся) – Да, вопрос философский. Мне кажется, что выбор инструментов у нынешней власти в России не такой большой. Либо он будет заимствовать на Западе какие-то вещи, которые ещё не опробованы, которые неизвестно, к каким результатам приведут. И есть испытанный опыт…

И. Озеров

- Испытанный опыт, который плохо кончился, с другой стороны.

О. Лебедев

- Да, за 70 лет. Но, он ближе, получается, и, в действительности, я повторюсь, у нас государство патерналистское, у нас слишком большая бюджетная сфера. И люди, даже в ментальности которых нет стремления самоутвердиться, завести собственное дело – это и формирует образ страны. То, что мы, может, называли средним классом – учителей, которые, да, стали сегодня больше получать, это педагоги, врачи, но, должны находиться люди, которые, просто, сделали бы это делом своей жизни – не служение здоровью, а создание каких-то клиник собственных – их же по пальцам у нас в городе можно пересчитать.

И. Озеров

- Да, а это, соответственно, и создание рабочих мест. Ощущение, что государство не заинтересовано ни в чём – будь то бизнес, будь то политика – оно сейчас категорически против того, чтобы что-то в стране делалось помимо его контроля, помимо его воли.

О. Лебедев

- Да.

И. Озеров

- И это, прямо, почти на сто процентов Советский Союз, честно говоря, очень похоже.

О. Лебедев

- Я тут с вами соглашусь, скорее всего, потому что, государству неугодны все, кого оно не может контролировать, начиная от планирования, до воплощения. Поэтому, где у нас сегодня самые высокие зарплаты? Это в госкомпаниях, несмотря на то, что, казалось бы, уровень жизни страны в целом падает. Вот вам и ответ на ваш вопрос.

И. Озеров

- Помимо всего прочего, помимо контроля, это ещё и ответственность гигантская, которая неизбежно приходит. Раз ты всё на себя забрал, ты за всё и отвечаешь в итоге. Сейчас у нас это персонализируется на Владимире Владимировиче Путине – он решает всё, он, соответственно, и отвечает за всё. Пойдёт ли нынешняя власть на делегирование этой ответственности кому-то – другим политическим, независимым силам, усиление политической конкуренции, экономическая самостоятельность – из таких позитивных примеров я от Путина услышал, пожалуй, только готовность приватизировать часть «Роснефти», и, может быть, демонополизировать её, каким-то образом. Может быть, через это у нас бензин немножко станет дешевле. Пойдёт на это власть сама, или будет упираться, в виде осаждённой крепости, до конца с непредсказуемыми последствиями? Заставит её экономическая ситуация это сделать?

О. Лебедев

- Мне кажется, что внешние обстоятельства, он мало влияют на нынешние власти. Посмотрите, мы уже говорили и о борьбе с коррупцией, и о модернизации, и о нанотехнологиях. Что в результате мы имеем? Давайте поднимем, хотя бы, десятилетний давности все эти громкие планы, инициативы, что получилось в результате? Ведь никто не любит вспоминать сказанное и отвечать за свои слова – то есть, что получилось. Это и, помните, рост ВВП, и всё прочее…

И. Озеров

- Догоним Португалию, и так далее, уже забытую изрядно.

О. Лебедев

- Да, это такая традиция, наверное - коммунизм к 1980 году, каждой семье - отдельную квартиру… У нас народ, как в советские времена - он думает одно, говорит другое, делает третье. Это растроение личности, оно, конечно, ничего хорошего для атмосферы в стране, ничего не принесёт. Люди привыкают говорить не то, что думают. Заметили, наверное?

И. Озеров

- Это абсолютно, и это вернулась привычка, ужасно.

О. Лебедев

- Он в кулуарах, тет-а-тет, тебе говорит одно, для газеты – совершенно другое, противоположное. Давайте будем, просто, честны. А нынешняя власть в России – куда уж хуже? Говорили – будет 50долларов за баррель – хохотали наши экономисты – что это невероятно.

И. Озеров

- Путин говорил о том, что при 80-ти долларах за баррель мировая экономика рухнет. Сейчас у нас уже 34 почти.



О. Лебедев: У нас народ, как в советские времена - он думает одно, говорит другое, делает третье. Это растроение личности, оно, конечно, ничего хорошего для атмосферы в стране, ничего не принесёт



О. Лебедев

- Да, и к сожалению, это не первый раз в России. Посмотрите, при Витте ещё - царский премьер-министр. Министр финансов с премьер-министром проводил денежную реформу большую. Тогда завались было не нефти, а зерна в России. Пока на мировых рынках она ценилась - страна процветала. В войну в 1914 году Россия вступила процветающей страной. Об этом надо не забывать. Я как-то в одной из редакционных (колонок – ред.) просто приводил статистику - темпы экономического роста, количество ВВП на душу населения – то есть, тренд был очень положительный. Потом всё пропало. Что говорит о том, что революции, вообще, делаются от сытости, в бедных государствах – нет, а, именно, когда тренд начинает говорить о том, что позитивные, какие-то сделки, тут и случается какая-то, я не знаю, зараза.

И. Озеров

- По поводу «куда уж хуже» - мы недавно в передаче смеялись – улан-удэнцы жалуются на снижение уровня жизни и пробки – взаимоисключающие вещи. Будем, получается, опять катиться до какой-то нехватки продовольствия элементарной, ну, или, что более вероятно – задержки массовой зарплат у бюджетников, которые у нас системообразующий, фактически, класс… 

О. Лебедев

- Да.

И. Озеров

- …и опять сидеть и угадывать – что там дальше будет? Скорее всего, власть не пойдёт на уступки?

О. Лебедев

- Я думаю, когда опасность возникнет – включат печатный станок, разгонят инфляцию. Сегодня идёт зачистка банковского поля, это не первый год уже. Как говорят – 30-ти крупнейшим банкам принадлежит 90 с лишним процентов финансовых средств, от остальной мелочи, просто, избавляются, идёт зачистка, и, соответственно, печатный станок не включают - боятся разогнать эту инфляция. Но, когда выбора не останется, инструментов не останется, я думаю – включат.

И. Озеров

- Одно из важнейших событий для Бурятии - это предстоящие выборы главы республики. Правда, мы ещё не знаем, в каком году они будут – в 2016-м, или в 2017…

О. Лебедев

- Скорее всего, в 2017-м, хотя… я не знаю, это несколько инсайдерская, такая, информация, хорошо, я не буду…

И. Озеров

- Понятно, хорошо, проговорились (смеётся), я думаю, радиослушатели эту информацию взяли на заметку. Олег, с вашей точки зрения, для такого региона, как Бурятия, и для всех российских регионов - какая форма управления лучше – всенародные выборы или назначение. Благодаря назначению мы в своё время получили Вячеслава Владимировича Наговицына, который сейчас плотно ассоциируется с республикой, с какими-то её успехами, достижениями, и перспективными планами. На ваш взгляд – что лучше?

О. Лебедев

- Вы наверняка помните фильм «День выборов». Там в гротесковой форме Олег Фомин показал, к чему может привести выборная система губернаторов, мэров, и прочее. Вы знаете, у Монтеня, по-моему, есть – форма государственного управления формируется, вообще-то, географически. Когда страна маленькая, ей подойдёт королевство, когда побольше – парламентская республика. У нас по-прежнему, несмотря на то, что 25 лет назад у нас был цивилизованный развод, мы, по-прежнему, самая большая страна в мире. И здесь без сильной центральной власти, всё-таки, не обойтись. В противном случае это какие-то центробежные силы будут на местах. Удалённость того же Владивостока, грубо говоря – он тяготеет больше к Азии, к тихоокеанскому региону. А сохранить страну цельной – это, конечно, должна сильная центральная власть. Никакого парламентаризма в том смысле, что кто в лес, кто по дрова. Я сторонник такой теории…

И. Озеров

- Назначения, да?

О. Лебедев

- Если бы мы в рамках Московской области – конечно, там можно было и парламентскую республику, и оставить только представительские функции главе государства, и премьер-министра ограничить. Я считаю, что государство у нас традиционно должно быть сильным.

И. Озеров

- Так, может быть, здесь последовательным быть, и не выбирать и главу государства, потому что, мало ли что Владивосток тяготеющий к Китаю, или Японии, навыбирает. Пусть самодержавие.

О. Лебедев

- Монархия?

И. Озеров

- Конечно.

О. Лебедев

- Ну, почему, нет? (смеётся).

И. Озеров

- Всё понятно, интересно.

О. Лебедев

- Мы же восторгаемся формой правления, по крайней мере, в частных беседах, как в Британии – королева.

И. Озеров

- Королева, но, она декоративна, по большому счёту.

О. Лебедев

- Понятно, в Таиланде тоже декоративна, но, скажите какому-нибудь тайцу об этом, что у них декоративная роль – они искренне, совершенно, любят…

И. Озеров

- Любить-то можно, но, просто, реальное воздействие…

О. Лебедев

- По крайней мере, пары можно выпустить на премьере всегда.

И. Озеров

- Мне кажется, сила, как раз, в выборах, в честной конкуренции, в частой сменяемости власти, но, когда это не как в «Дне выборов» - всё насквозь коррумпировано, продажно и имитировано…

О. Лебедев

- Вы знаете, там просто довели до абсурда. А кто скажет, что это невозможно?

И. Озеров

- Это возможно, и Россия эти примеры… Это, фактически, отражение реальной картинки России 90-х, можно сказать, начала 2000-х, да и продолжается эта вся история.

О. Лебедев

- Фильм, как вы помните, он приурочен к отмене губернаторских выборов в 2004 году, как раз. Я не думаю, что страна потеряла с этим выбором… Газеты – да, СМИ, вообще, потеряли очень много. Если вы помните, в каждую выборную кампанию такую, все редакции обновляли и материально-техническую базу, и продавались старые машины – покупали новые. Да, в 2004-м году это всё пропало.

И. Озеров

- Так вот, сейчас вернётся, а вы ратуете за назначения (смеётся). Рубите сук, на котором сидите!

О. Лебедев

- Ну, да, надо быть честным просто, мне кажется.

И. Озеров

- Ещё одна новость, которая в последнее время гуляет - с одной стороны, всё плохо, с другой стороны – какие-то глобальные перспективы проскакивают, применительно к Бурятии, к Забайкальскому краю, о чём их главы, соответственно, и говорят – о возможной газификации. «Газпром» как-то активизировался, с газификацией регионов. Как вы считаете, это реально, особенно, в нынешних, текущих условиях? «Газпром» отказывался от этих проектов в сытые нефтяные годы, а сейчас, вдруг, почему-то озаботился. С чем это связано, и реально ли это сейчас, или это опять, одни из многочисленных прожектов?

О. Лебедев

- Насколько я помню, разговор об этом шёл ещё при Леониде Васильевиче Потапове.

И. Озеров

- Да.

О. Лебедев

- Это строительство трубы, как вы помните, когда на большом удалении от Байкала было принято решение. Знаете, после этой страшной катастрофы во Владивостоке (оговорка – в Волгограде – ред.), я думаю – да, не дай бог! Я несколько лет жил в Ангарске, это были 60-70-е годы, там, по-первости, недели не проходило, чтобы не было какой-нибудь аварии, связанной с невнимательностью. Газ – это культура потребления, прежде всего, которая поколениями вырабатывается. Сегодня посадить всех на газ, я думаю…

И. Озеров

- Но, тут речь идёт не обо всех, а чтобы перевести на газ ТЭЦ-1, допустим, ТЭЦ-2, чтобы они работали на газе, и чтобы горячую воду не через уголь чумазый, дымный, а через более экологичное топливо к нам приходило. Понятно, о газификации уже построенных домов речи не идёт, это очень сложно, и нецелесообразно, именно, газ заводить, мы будем на электричестве…

О. Лебедев

- Это, на самом деле, не так сложно. В том же Иркутске, допустим…

И. Озеров

- Это было сделано?

О. Лебедев

- Да, где было печное отопление, а у нас, кстати, Элеватор, эти дома – они сплошь были с печным отоплением – ничего, завели…

И. Озеров

- Тепло.

О. Лебедев

- Да, завели тепло. Поэтому, тут технических проблем я не вижу больших, просто, дело в культуре.

И. Озеров

- Некультурные мы пока ещё для газа?

О. Лебедев

- У нас нет технологического опыта.

И. Озеров

- Всё что-то случается в первый раз когда-то – с этой точки зрения нам, наверное, и воду не надо было, батареи заводить (смеётся), сидели бы на печках. Давайте, Олег, перейдём к финальной части программы, к новогодним поздравлениям. Мы с вами в этом году встречаемся, как говорят альпинисты и суеверные люди, в крайний раз…

О. Лебедев

- Да, что не люблю – вот это выражение.

И. Озеров

- Я тоже.

О. Лебедев

- На прошлой неделе в одной из газет читаю хорошее, умное интервью – «и крайний вопрос». Сразу «два», потому что, не надо из сленга… Я понимаю – у пилотов существует поверье, но, зачем это вводить в обиход? Это как «озвучил». Вы знаете, что гуляет из публикации в публикацию – «глава республики, мэр города озвучил»… Да, он не озвучил – он сказал, вообще-то, а озвучка – это термин ваш, на радио, в производстве фильмов где-то. Нет, напоследок можно – синонимов бесчисленное количество.

И. Озеров

- Ещё, по поводу «озвучил», ещё одно, может быть, тоже обращали внимание – стали употреблять глагол «комментирует». Не «сказал», не «сообщил», а «комментирует». Я считаю, что «комментирует» - это в связке с чем-то – «прокомментировал ситуацию». А когда «комментирует» отдельно, это как-то… Но, с другой стороны, язык меняется, может быть, мы уже сейчас брюзжим. 
 
О. Лебедев

- Избежать каких-то, может быть, бесцветных слов – «говорил», «сказал» - что-то выдумают. Один выдумал, другие подхватили. Этим мы засоряем, просто, язык.

И. Озеров

- Но вернёмся к новогодним пожеланиям.

О. Лебедев

- Есть такой тост, не новогодний, но, я хотел бы его приурочить к Новому году – дай нам бог сил изменить то, что мы в силах изменить, дай нам бог ума не менять то, чего мы не в силах изменить, и дай нам бог мудрости отличить одно от другого. Удачи, здоровья в наступающем году, и, конечно, радостного, оптимистичного настроения всем радиослушателям – читайте «Молодёжь Бурятии»!

И. Озеров

- Оно нам сейчас пригодится, это настроение, на самом деле. Олег, спасибо огромное –вам, вашим читателям, тоже, всего самого лучшего!

О. Лебедев

- Спасибо!

И. Озеров

- Это была программа «Особое мнение», в студии был Игорь Озеров и Олег Лебедев, всего доброго, до свиданья!

О. Лебедев

- До свиданья!


Комментарии и вопросы героям интервью (0)

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2015 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

Перепечатка материалов возможна при указании активной ссылки на данный сайт.

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^