β
$ 56.23
60.32
Авторизация
Войти Напомнить пароль

Логин

Пароль

"Эхо Москвы" "Русское радио"


7 апреля, 10:14

IRK.ru: «Борьба за китайских туристов: нелегальные гиды захватили рынок»

В восточных регионах России уже появились те, кто опасается, не задушили бы нас в объятьях китайские братья. Эксперты туристического рынка констатируют: поток гостей из Поднебесной, желающих обозреть главные российские достопримечательности — Москву, Санкт-Петербург и Байкал, лавинообразно растет на протяжении последних четырех-пяти лет. И опережающими темпами растет сегмент нелегального и полулегального китайского турбизнеса, главной целью которого является поглощение всего этого потока, создание системы замкнутого цикла — когда китайские туристы прилетают на Байкал рейсами китайских авиакомпаний, пользуются услугами китайских гидов, расселяются в китайские гостиницы, покупают сувениры в лавках, принадлежащих китайцам.


Сочетание этих двух тенденций — лавинообразного роста турпотока и развития нелегального турбизнеса — отражается в официальных данных Агентства по туризму Иркутской области. По словам руководителя этого ведомства Екатерины Сливиной, в 2016 году количество туристов в Иркутской области увеличилось на 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в том числе гостей из Китая стало больше в 2,7 раза (40 тысяч человек), а налоговые отчисления от туристской деятельности выросли всего на 8%. Проследуем за китайскими туристами по всему маршруту, чтобы примерно определить, где оседают доходы от Байкала.


Аэропорт


Основной поток туристов в Иркутскую область из КНР в 2016 году доставляла авиация. В пик сезона, который приходится на летние месяцы, иркутский аэропорт принимал 18 чартерных и шесть регулярных рейсов в неделю. Приплюсуем к этому неопределенное число китайцев, прилетающих в Иркутск самолетами и приезжающих поездами из Москвы, Питера — в рамках большого турне по России, и получится, что в Иркутской области летом ежедневно находилось до 6 тысяч туристов из КНР, что составляет 150 групп, в каждой из которых — около 40 человек.


Перед посадкой очередного авиарейса из Китая в зале прилетов Иркутского международного аэропорта собираются встречающие. Это, как правило, гиды, которые будут работать с группами все дни их пребывания на Байкале.

Один рейс обычно встречают шесть гидов: чаще всего это два русских и четыре китайца. По словам представителей иркутского турбизнеса, из 150 групп, одномоментно находящихся в Иркутской области, с 50 работают русские гиды, со 100 — китайские нелегалы.

 

У иркутских гидов-китаистов существует собственный чат, к которому подключены практически все, кто работает больше года, это больше ста человек. Половина из них не загружена даже в пик сезона. Через чат они ищут работу, делятся официальной и неофициальной информацией, договариваются о том, чтобы группы не работали одновременно на одних и тех же объектах показа — чтобы туристам не приходилось толпиться и ждать в очередях.


Надо сказать, что иркутские гиды — народ довольно сплочённый. Всякий раз, встретив в аэропорту, музее, на экскурсии по Кругобайкальской железной дороге недобросовестных китайских конкурентов, местные стараются их снять на фото или видео. Затем эти материалы передаются в правоохранительные органы, чтобы подтвердить факт незаконного предпринимательства.


Прошлым летом в аэропорту одна русская девушка-гид в зале прилетов попыталась сфотографировать на смартфон китайских нелегалов, ждущих этот же рейс. Они на нее набросились, стали отбирать телефон: хотели удалить фото. Только подоспевший охранник аэропорта предотвратил развитие инцидента.


Отели


— Встретив группы в аэропорту, гиды развозят их по отелям. Местные туркомпании предпочитают заселять китайских туристов в гостиницы «Иркутск» и «Ангара». Лучше, чтобы вся группа (40 человек) жила в одном месте. Как правило, две группы с рейса едут в «Иркутск», одна — в «Ангару». А еще три автобуса разъезжаются кто куда — в гостиницу «Роса», где отдыхают дальнобойщики, в «Профсоюзную» (и это не самый худший вариант, там есть хотя бы горячая вода и Wi-Fi). Но их могут увезти в какие-то дома по Байкальскому тракту: китайские нелегальные турдеятели ищут самые дешевые варианты, — рассказывает один из иркутских гидов.


К сожалению, гиды опасаются открыто высказывать свое мнение, они уверяют, что за нелегальным китайским турбизнесом стоит организованная этническая преступная группировка.


Дешевизна — это главная черта китайского незаконного бизнеса. Как и всякие люди, работающие в теневом сегменте, китайцы беспокоятся о быстрой прибыли. Развитие рынка не их забота.

 

Поэтому состоятельные жители Пекина могут оказаться в щитовом домике по Байкальскому тракту с удобствами во дворе, принадлежащем их соотечественникам. В Китае они оплачивали путевку в офисе официального туроператора, не подозревая, что в России ими займутся деятели другого рода. Фотографии со свидетельствами «сибирского гостеприимства» тут же оказываются в популярнейшей китайской соцсети Wechat, пользователями которой являются более 600 миллионов человек. Репутация Иркутской области, да и России в целом, от таких фото летит в пропасть.


О том, что на рынке присутствует демпинг, судить можно по ценам, которые выставляют для своих сограждан многие китайские фирмы. Например, тур «Самый прекрасный Байкал» (перелёт, восемь дней в Иркутске и на Байкале, включая поездку на Ольхон) предлагается за 6300 юаней, это около 63 тысяч рублей, из которых 30 тысяч рублей — цена перелета. Тур «Свободный» — 2 тысячи юаней, за эту цену обещают перелет Пекин—Иркутск—Пекин и гостиницу три звезды на одну ночь (куда дальше поедут эти туристы — вахтовиками на китайскую лесопилку под Качуг или в тепличное хозяйство под Хомутово — никому не известно).


Разумеется, туристов, едущих по таким путевкам, везут в гостиницы с очень демократичной ценовой политикой. Да и транспорт, на котором им приходится перемещаться, оставляет желать много лучшего. Старые неудобные автобусы, пыльные микроавтобусы только что с маршрута — такой сервис предлагают своим соотечественникам нелегальные туроператоры. На возмущенные возгласы туристов они отвечают: «Мы же в России, у них всё такое».


Музеи


Туриндустрия — это продажа впечатлений. Наиболее популярные объекты показа в Иркутской области, не считая озера Байкал, — музей декабристов, Байкальский музей и «Тальцы», а также Кругобайкальская железная дорога.


С тех пор как музеям вменили в обязанность заниматься коммерческой деятельностью с таким же рвением, что и наукой, появилось новое явление — аккредитация экскурсоводов. Музей декабристов и Байкальский музей ввели правило: аккредитация выдается только после платных курсов. Курсы музея декабристов стоят 5 тысяч рублей (и гиды должны их проходить ежегодно), в Байкальском музее — 3200 рублей за первичное обучение и аккредитацию, 1200 рублей — за повторную аккредитацию. «Тальцы» проводят обучение и аккредитацию бесплатно.


Но это все расходы для тех, кто работает официально. Нелегалы «обучаются» по-другому, тем самым снижая себестоимость оказываемой ими услуги.


Многие гиды, работающие с китайскими туристами, замечали у себя в группах людей, которые записывали всю экскурсию на диктофон. Потом встречали этих туристов уже в ином качестве — самостоятельно ведущих экскурсию и рассказывающих слово в слово то, что было ранее записано. Что же, современный китайский цивилизационный подход — подглядеть у других и изготовить подделку — не знает исключений.

 

Наплыв китайских нелегальных и полулегальных бизнесменов в «индустрию впечатлений» приводит к тому, что инфраструктура этого вида деятельности работает за пределом возможного. Гиды рассказывают, что в Байкальском музее летом бывало шумно и людно, как в московском метро в час пик.


— Я вела экскурсию для двух VIP-туристов из Чехии, — рассказывает один из иркутских гидов. – Привела их в Байкальский музей. Они стояли ошарашенные, как будто попали в музей в музее — «как в России делают бизнес». Идут группы по предварительной записи, и тут же — китайский нелегальный турпоток. Подойти поближе и рассмотреть экспонаты невозможно, ничего не слышно из-за оглушительного шума.


В музеях прекрасно понимают, что сейчас тот самый момент, когда можно заработать на туристах. Долго ли он продлится? Возможно, что нет: либо рубль укрепится и ездить к нам станет экономически невыгодно, либо качество обслуживания упадет до такого уровня, что туристы сами не захотят ехать.


Однако туристическое сообщество считает, что нужно попытаться до конца держать планку качества, и в пример приводят музей «Тальцы», где всё заточено под легальный туристический бизнес. Там жесткие правила, и китайских нелегалов оттуда гоняют.

 

На Кругобайкальской железной дороге для китайских туристов выделяют отдельные вагоны: европейцы и наши российские путешественники часто жаловались на шум и суету, которую те устраивали в вагоне, поэтому было принято такое решение.


— Изначально, еще в автобусе, у нас с китайскими нелегалами позиции разные: если ты — гид-нелегал, то твоя задача — удовлетворить любые желания туриста. Захотел тот покурить — останавливают автобус и курят прямо здесь же, в лесу у дороги, — рассказывает иркутский гид. — А мы разрешаем курить только в строго отведенных местах, объясняем, что цветы рвать нельзя, мусорить нельзя! Мы всегда доносим правила поведения на Байкале, на КБЖД, на Ольхоне, в музеях и храмах. Они — нет.


Но есть еще одна причина, по которой важно, чтобы с интуристами работал российский гид, — это информация, исходящая от него. Китайские гиды, обладая поверхностными знаниями (а иногда и вовсе не обладая ими), искажают информацию об объектах, о российских традициях и истории. Именно от них граждане КНР узнают, что «раньше Байкал был китайским, но русские захватили эту территорию».


Иркутский турбизнес мечтает о том, что у нас когда-нибудь будет, как в Казани: там в каждом музее сотрудники фотографируют китайских гидов и отправляют эти фото в миграционную службу. Представители ведомства тут же приезжают и проверяют, на каком основании человек ведет экскурсию.


Конфликт интересов


Надо сказать, что сам по себе приход китайских нелегалов в российский турбизнес — явление неоднозначное. Турпоток растет такими темпами, что просто невозможно успевать готовить под него инфраструктуру и переформатировать бизнес. Одни полагают, что надо напрячься и взрастить свой бизнес, а пока сдерживать поток ценовым и административным методами. Другие уверены: китайцев нужно пустить на наш рынок — с инвестициями, технологиями, специалистами. Но легально и на наших условиях. Третьи — за конкуренцию: пусть выживут сильнейшие.

Есть те, кто придерживается «гибридного» варианта, например один из ведущих экспертов Сибири в сфере туризма Виталий Наумов, руководитель крупнейшего туристического портала на востоке страны STP.


— Сейчас в туристической сфере присутствуют определенные опасения по поводу возможной китайской экспансии, — комментирует эксперт. — С одной стороны, китайцы замкнуты в себе, это проблема для нашего туризма. Но есть объективные причины, и если местный турбизнес их не осознает, проблема будет нарастать. Качество языка, информация, подача этой информации, знание психологии китайского туриста — всё это нужно учитывать, работая с иностранцами. Например, китайские туристы жалуются, что не вся информация доступно подается, им не нужны длинные рассказы. Им нужно минимум информации плюс возможность зафиксировать свою причастность к объекту посещения — сфотографироваться.


Но, по словам Виталия Наумова, наши средства размещения не всегда готовы к работе именно с китайским контингентом: «В номерах китайцев обязательно должна быть кипяченая вода, чайники. Кухню тоже нужно адаптировать под их традиции, это непросто. Я уверен, что российским фирмам следовало бы брать китайских специалистов».


Между тем брать китайцев на работу — тоже дело непростое, как считают иркутские туроператоры. Многие из них столкнулись с анекдотичной историей, связанной с китайской девушкой Машей, которая устраивалась к ним на работу. На собеседовании она демонстрировала прекрасный уровень знаний объектов показа, отменную эрудицию, знание русского языка и наших традиций, отличные документы. Ее принимали и отправляли работать с китайскими туристами. Но на маршрут вместо нее выходили другие девушки. Сколько человек и в каком количестве фирм работали под именем Маша, до сих пор остается загадкой.


Один из иркутских гидов-китаистов рассказывает свою историю: «Не так давно „застукал“ китайца, который был в моей группе турлидером, за нелегальной экскурсионной деятельностью. Он в свое оправдание сказал, что русские гиды-китаисты не так разговаривают, не умеют вести торговлю. Китайцы сюда приезжают, потому что умеют работать с китайскими туристами: знают, куда их поселить, по каким магазинам провести. Это большие деньги и большая работа. И они хотят её делать сами. На сегодня под огромный турпоток, идущий из Китая, Иркутск не может предложить ни кадры, ни сервис, и они этим пользуются».


Администратор ресурса, на котором собраны иркутские гиды-китаисты, как и большинство её коллег, полагает, что нужно уже сейчас и самыми жесткими законными мерами перекрыть возможность нелегальной турдеятельности. Поток гостей от этого немного снизится, прекратится демпинг, и появится передышка для того, чтобы местный турбизнес подготовился к новому наплыву.


— У нас есть несколько традиционных школ гидов-переводчиков — в компаниях «Истлэнд» (бывший «Интурист»), «Спутник», а также специализированные курсы в вузах и языковых школах. Сейчас они дают 60-80 новых специалистов с китайским языком в год, но могут и больше, если будет работа и потребность. Конечно, первые год-два молодые специалисты еще не имеют необходимого опыта, но это решаемая задача. Инфраструктура тоже адаптируется, если не будет демпинга, — считает администратор интернет-ресурса гидов.


По словам председателя Сибирской байкальской ассоциации туризма Игоря Коваленко, китайский нелегальный турбизнес имеет общие корни с «черными лесорубами», нелегальной торговлей и прочими бизнесами, ведущимися с нарушением российского законодательства и во вред нашей экономике. По его мнению, вопрос выходит далеко за пределы бизнес-интересов, он касается национальной безопасности.


— Незаконное предпринимательство — это преступление, и его нужно пресекать, — считает эксперт. — Средства, полученные незаконным путем, потом идут на скупку недвижимости на Байкале и в Иркутске. Если сохранятся существующие тенденции, мы потеряем перспективы развития собственного туристического бизнеса, наша молодежь не получит рабочие места, возможность зарабатывать в смежных сферах. А между тем туризм может стать драйвером развития Иркутской области, но только в том случае, если мы защитим его от недобросовестных дельцов.


Крупные китайские туристические операторы сами не заинтересованы в присутствии на Байкале нелегального бизнеса их соотечественников и стараются иметь дело с российскими туроператорами.


— Наши китайские партнеры, как и мы, считают, что нелегальный, неконтролируемый турпоток нанесет Байкалу непоправимый ущерб, — говорит Игорь Коваленко. — Пару лет назад на острове Ольхон бушевал лесной пожар, причиной которого стал китайский фонарик, запущенный «безнадзорными» туристами.


Огонь полыхал больше недели


— Вьетнам, Таиланд постарались защитить свой туристический рынок от иностранцев, и в первую очередь — от китайцев. Сейчас там работают только национальные туроператоры, — говорит гид-переводчик китайского Екатерина Шарипова.


Андрей Логозовский, исполнительный директор компании «Гранд Байкал», полагает, что с нелегальным турбизнесом может справиться только легальный цивилизованный китайский турбизнес:


— Ползучая экспансия — скупка земли, строительство китайских мини-отелей — нам как жителям Иркутской области невыгодна. Но наше государство сейчас стоит перед стратегическим выбором будущего развития Сибири и Дальнего Востока. Отток нашего населения, так называемый «западный дрейф» — это, к сожалению, устойчивая тенденция. На чьи инвестиции и чьими силами развивать этот регион? Если мы понимаем, что решение о стратегическом партнерстве с КНР принято на самом высоком уровне, то мы либо привлекаем крупного китайского партнера и строим вместе с ним, но на наших условиях туристический район на Байкале, либо — ужасаемся дальше размаху нелегального бизнеса.


В «Гранд Байкале» считают, что только системный инвестор позволит решить вопрос с нелегальным бизнесом. В 2016 году компания заключила меморандум об инвестиционном сотрудничестве в сфере туризма на Байкале с китайскими операторами, речь идет об инвестициях в размере 11 миллиардов долларов США. Но это пока черновые наброски, и суждено ли им воплотиться в натуре — вопрос.


Что делать?


А пока иркутские туроператоры полагают, что вопрос изгнания с рынка нелегалов можно решить, даже не меняя российское законодательство: достаточно просто проследить за его исполнением. Нелегальными гидами, как правило, работают китайские студенты, которые приезжают на учебу в иркутские вузы. При этом разрешения на работу у них нет.


— Иностранные студенты, заключая договор с российским вузом, подписывают расписку, что они ознакомлены с законодательством РФ и обязуются его выполнять, — говорит Екатерина Шарипова. — Ректорат, деканат должны информировать студентов об ответственности за нарушение законодательства. Важно, чтобы вузы следили за миграционной и учебной дисциплиной. Они ведь несут административную ответственность за своих студентов.

Кстати, размер штрафа с вуза за нарушение студентом миграционного законодательства составляет 400 тысяч рублей.


— Дело ведь не в китайцах, а в нас самих, — считает директор туристического оператора «Абсолютная Сибирь» Алексей Никифоров. — Китайцы — законопослушная нация. Если существуют жесткие правила, они будут им следовать, нет — поступать исходя из собственной выгоды.


Неплохо бы разобраться и в вопросе, как китайцы получают гражданство РФ. В последнее время появилось много таких новоявленных наших соотечественников. Именно они — владельцы туристических, лесозаготовительных, торговых, сельскохозяйственных фирм, работающих по серым схемам. Владелец бизнеса — номинальный гражданин РФ, а все сотрудники — китайцы-нелегалы, прибывшие в Иркутск либо по туристической путевке, либо по учебной визе.

 

Представители турбизнеса полагают, что достаточно поймать на незаконном предпринимательстве двух-трех китайцев, чтобы явление пошло на спад. А дальше можно продолжать дружить, но уже более цивилизованно.

 

Источник: «IRK.ru»


Комментарии (1)

  • 8 апреля, 15:43

    Ольга   Ответить

     

    Хорошая статья, толковая. Наконец-то увидели, что отсутствие контроля несёт непоправимый вред и экономика, и имиджу страны.

Имя

Комментарий

CAPTCHA
Введите слово на картинке*

© 2004-2017 информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»

Эл № ФС 77-22419 от 28.11.2005 г.
выдана Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия

 Наверх 

При перепечатке текстов либо ином использовании текстовых материалов с настоящего сайта на иных ресурсах в сети Интернет гиперссылка на источник обязательна. Перепечатка либо иное использование текстовых материалов с настоящего сайта в печатных СМИ возможно только с письменного согласия автора, правообладателя. Фотографии, видеоматериалы, иные иллюстрации могут быть использованы только с письменного согласия автора (правообладателя) и с обязательным указанием имени автора и источника заимствования

В случае использования  материала в печатном издании, необходимо указывать адрес сайта: www.baikal-media.ru

Редакция оставляет за собой право полностью или частично удалять комментарии пользователей.

^